Самый загадочный славянский Бог Велес

Славянский Бог Велес

Многое ли нам известно о славянском Боге Велесе? Вслушайтесь, как звучит его имя, мягко, словно шепот деревьев в лесу, таинственно, как славянская магия…

Велеса всюду почитали как одного из самых важных Богов. Ему посвящены зимние праздники, да даже и не одни! Большие Велесовы Святки мы уже в январе отгуляли, ныне грядут Малые Велесовы Святки. Этот праздник справляют все, кто чтит Славянского Бога Велеса, а поклоняются ему многие. Что принесут нам малые Велесовы святки?

 

Власий, сшиби рог зиме

(День Власия по народному календарю 24 февраля) 

    Власием или Волосом называют иногда в народе славянского Бога Велеса. Ему посвящают шесть февральских дней – Малые Велесовы Святки, что вдвое короче Больших.

Идут Малые Святки с 6 по 11 февраля да заканчиваются большим праздником в честь славянского Бога Велеса (24 февраля по народному календарю ).

Про дни эти вот что сказывают: начинаются Велесовы Святки в тот день, когда Макошь ведет суд над Мореной. Хотела Морена над всем миром властвовать, да послала на землю страшного духа, коровью смерть. И по сей день считают, что приходит в февральские дни за домашним скотом этот дух в образе старой женщины, а вместо рук у неё грабли. Ежели не защитить животных в эти дни, не попросить о том славянского Бога Велеса – быть беде.
 
Славянский Бог Велес

 Наша северная сказка, на то и волшебная, что в ней всё хорошо заканчивается! Победили Светлые Боги зиму-Морену, сама Макошь над ней суд вела, а славянский Бог Велесподсказал людям, как от злых чар уберечься. Потому и говорят в народе, что «Власий сшибает рог зиме», стало быть, хоть и не закончилась ещё стужа, а не долго уже ей царствовать на земле осталось!

 

 Кому помогает славянский Бог Велес?

 Велесов день 11 февраля праздновали и стар, и млад. Всякий человек у Велеса помощь и поддержку находил, да со своими просьбами к нему обращался.

Миряне, что кормятся своим трудом на земле, чтили славянского Бога Велеса, как покровителя домашнего скота, просили у него здоровья для животных на своем подворье да хорошего потомства в этом году. Те, кто торговлей, да иными делами живет, вспоминали, что Велес помогает человеку стать успешным, чтобы всякое дело у него ладилось да доход приносило. Те же, кто славянскую магию познает, видели в славянском Боге Велесе покровителя мудрости и древних знаний, сказывают, сам он разному волшебству обучен.

 

 Отчего так многогранен Образ славянского Бога Велеса?

 Знает славянский Бог Велес многое о разных сторонах жизни на земле, от того, что его судьба не простая. В характере его многое соединилось: и свет, и тьма в нем есть. Так задумал сам Род, когда создавал могучего Бога, способного ходить по всем трем мирам, понимать желания и Светлых и Темных Богов, и людей.

Славянский Бог Велес

 

Сказка о том, как Велеса прозвали коварным Богом

 Вечером, только отужинали, начали соседи подтягиваться с извинениями хозяйке, с объяснениями к деду Матвею:

— Ты уж извиняй нас, Матвей Егорыч, но уж больно интересно стало, что там дальше с Велесом-то приключилось!

— Уж так жалко его, бедолагу, жальче не бывает!

— Мотает его бедного, однако, от Правды к Кривде, да назад!

— Так и бродит средь людей или нашёл какое дело по душе?

— Как, споёшь ещё нынче или как?

Гости скромно топтались у порога, стеснялись проходить. А дед Матвей только улыбался да широким жестом приглашал заходить и усаживаться.

Вот все уселись-угнездились, деда Матвея глазами сверлят. А тот бороду поглаживает, момента ждёт.

— А дело-то так разворачивалось:

  Велес, Бог трёх Миров, всё ещё бродил по Яви в личине простого мужика. Пристанет, бывало, к какой артели и ходит с ними по деревням. Работает наравне, ест, пьёт то же, что и мужики, спит рядом с ними. Чувствовали люди, что не простой это парень, но не расспрашивали, чего, да зачем. Деликатничали — сам, значит, выбрал, сам и знает. Имеет право. А как, бывало, закончит работу, на которую подрядился, честь по чести со всеми попрощается и пойдёт дальше своей дорогой. Многие бригадиры-артельщики уже его знали, приглашали да зазывали, но он никогда два раза в одну и ту же артель не нанимался, видно своя причина была. Ну, а слухи всякие про него ходили, да и баек про него как пришлого мужика, что ходит от деревни к деревне, словно чего-то ищет, много насочиняли.

 Вот, бают, такая история как-то приключилась. В одной артели лесорубов бригадир-артельщик был знающий мужик, но вздорный, слова поперёк не давал сказать, да и высмеивать тоже мастер был. Вот на эту-то артель и набрёл как-то Велес. Артельщик смотрит: мужик ещё молодой, даже и не мужик, а парень. Жизнью вроде не побитый и смирный с виду. Ну, думает, уж я и потешусь над ним. Спрашивает:

 — А ты прежде лес-то валил?

 — Да нет. Не приходилось.

 — А инструмент имеется?

 — Есть.

 — Так покажи.

 Парень из-за пояса топорик небольшой достаёт, показывает. Артельщик аж ладони друг о друга потёр, думает: «Ну, всё, попался, парень! Вот уж я потешусь!» И говорит он этому пришлому то ли парню, то ли мужику:

 — Нет, твой топоришко не годится. Видишь ли, тут такое дело, Мужики-то наши, артельщики, каждый со своим особым инструментом управляется.

 — А покажи инструмент, — просит парень, — может я где найду такой же.

 — Да у тебя есть этот инструмент, вот только маловат ещё он, маловат, подростить бы не мешало.

 — А что за инструмент? — хмурится парень.

 — Да борода! — гогочет артельщик, а все ему поддакивают, да тоже со смеху с ног валятся.

 — Бородами мы лес валим!

 — Как так? — удивляется пришлый.

 — Да вот так! А ты, как научишься бородой деревья валить, так и приходи, а сейчас молод ещё, бородёнка-то у тебя так себе, жиденькая.

  Так и ушёл этот парнишка весь обсмеянный да оплёванный, хуже, чем побитый. Ну, посмеялись, да и забыли. Но нет. На другой сезон приходит этот парень опять и прямо к бригадиру.

 — Помнишь меня? — спрашивает. А тот-то уже и забыл. Мало ли кого он высмеивал, всех разве запомнишь?

 — А с каких это щей я тебя помнить должен? — грубо так бригадир спрашивает. Парень-то, вроде и не замечает грубости:

 — Да ты же мне велел бороду отращивать, чтобы мог я наравне с вами лес валить!

 Вспомнил артельщик свою шутку, опять гогочет:

 — Вижу, борода отросла! А лес-то на дрова сможешь рубить?

 — Так затем и пришёл, что ты обещал в артель взять, как борода отрастёт.

 — Нет, парень, обещанье обещанью рознь. Борода бородой, а вот ты должен доказать, что бородой умеешь лес валить. Завтра пораньше приходи, выделим тебе делянку, там и покажешь своё умение.

 — Хорошо, — соглашается парень.

  Утром пришли в лес. Артельщики заранее пересмеиваются, сами работать начинать не торопятся, охота посмотреть, как этот пришлый выкручиваться будет. А тот подошёл к сосне, мотнул бородой, дерево и завалилось. От веток освободил, на чурбаки развалил, да на поленья переколол, все поленья аккуратненько так в поленницу сложил. И всю работу бородой сделал, рук из карманов даже не достал.

 — Ну как? Берёте? — у бригадира, значит, спрашивает. А тот ошалел, рот разинул, но собрался с духом, гонору-то много ещё, отвечает:

 — Подумаешь, одно дерево завалил! Ты вот всю делянку одолей, а мы посмотрим, как ты управишься.

 — Хорошо, правда твоя, ты тут главный, — соглашается парень. И только свист пошёл. Одно за одним, да всё так, как полагается. Ветви, опять-таки бородой, в кучу сгрёб, все стволы на чурбаки раскатал, дровишки в поленницу уложил. До обеда всё задание выполнил.

 — Ну, так что? Берёшь?

 А артельщик ещё гонорится:

 — Так-то оно так, но с тебя причитается.

 — Причитается, так причитается. Пошли, где тут у вас расположиться можно?

  Пошли молча всей артелью, никак от увиденного в себя не придут, а в голову-то никому даже и не влетит, что не простой этот пришлый. Тут, скорее всего, морок наведён. Но как расположились, попили-поели, головы-то отпустило, а языки поразвязались. Кто посмелее, начал выспрашивать, как он такому делу сподобился. А парень и не думает таиться:

 — Да мужик один научил, всё показал, да и словечко заветное шепнул.

 Ну, мужики и давай приставать, что научи, мол, как это делать.

 — Бородой-то махать куда легче каждый день, чем топорами! Ты вон за целый-то день ни разу рук из карманов не вынул, пот со лба ни разу не утёр!

 — Знамо, легче, — кивает парень, — только мне-то какая выгода?

 — А мы тебя тогда на равных паях в артель примем! — продолжает важничать старшой.

 — Ну разве так, на равных паях, — соглашается, вроде нехотя.

 — Так с утра и покажешь, как в лес придём.

  Наутро мужики гребнем бороды свои вычесали, чтоб от вчерашнего застолья ничего в них не оставалось, в чистое нарядились, как на праздник собрались. Пошли. А пришлый спрашивает:

 — А где тут у вас муравейников побольше, чтоб на всех хватило?

 — А зачем? — удивляются.

 — А разве я вчера не сказал? Забыл, видно, — сокрушается парень, — надо день в муравейнике высидеть, чтоб борода напиталась. К вечеру только вызреет, силой нальётся.

 Мужики морщатся, но соглашаются. Нашли каждый по муравейнику, устроились, кряхтят, стонут, но сидят, да бороду всё ощупывают — налилась может уже. И ближе к вечеру вдруг началось: каждый волос твердеть начал, да острым становиться. Бороду ни потрогать, ни погладить — порежешься! Мужики уже начали из муравейников выбираться, отряхиваться, да постанывать — тело-то всё муравьями искусано. А парень останавливает их:

 — Рано, мол, ещё. Вот как Хорс, Бог Солнца, на покой соберётся, тогда и слово можно сказать.

 Так помурыжил он их ещё немного, потом командует:

 — Проверьте, у всех бороды крепкие?

 Щупают мужики, бороды крепкие, да острые, куда там топорам до бород!

 — А теперь мужики, выбирайте каждый по дереву, да поядрёнее! Ствол руками обнимите, бородой прижмитесь, а я вас всех обойду, словечко шепну. Обняли мужики стволы древесные, прижались к ним бородой, как бывало к родной матушке малыми детьми льнули, ждут слово заветное. Всех их обошёл мужик, каждому что-то шепнул. А как обошёл, так встал в сторонке, да и говорит:

  — Прощайте мужики, помните Велеса науку, да впредь знайте, как да с кем шутить!

 И исчез, как не было. Тут-то мужики как очнулись. Стали от дерева отцепляться, а руки не слушаются, да и бороды к стволу приклеились. Только сейчас до них и дошло, что это сам Велес, Бог трёх Миров над ними так подшутил! Слухи-то про Велесовы шутки и до них доходили! Всю ночь, обняв стволы, простояли мужики, наутро руки сами разжались, а бороды пришлось топорами отрубать. С тех пор, как надумают мужики посмеяться над кем чужим, так осторожничают:

 — А не Велес ли это им ловушку готовит, да сам и посмеивается?

 А Велеса после этого случая ещё и Коварным стали звать. Хотя, в чём тут его коварство-то? Ну, посидели день в муравейнике, да ночь в обнимку с сосной постояли, так поделом. Нечего над молодым, да доверчивым гоготать до упаду. Что посеяли, то и пожали. Кнут не мучает, а наперёд учит.

 Дед Матвей задумчиво оглядел слушателей:

— Никогда ведь не знаешь, кого обидишь ненароком, а вдруг это Бог окажется. Как вы насчёт этого думаете?

И завязался оживлённый разговор о жизни, о поступках и их последствиях. Но Славка парень был упорный, своего не упускал. Он слушал — слушал, да прямиком и спросил:

— Так это же не вся история про Велеса, правда, дед?

Тот кивнул:

— Правильно понимаешь, внучек! Завтра ещё расскажу.

Гости намёк поняли и потянулись к двери, прощаясь до завтра.

Где узнать истории о жизни славянского Бога Велеса? У нас, в «Северной сказке»! Одна из наших любимых книг «Трагедия Бога Велеса» поведает вам о его не простой жизни и о сложном выборе, который пришлось сделать этому Богу

Источник

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх