Амазонки воинственные женщины

 

 Амазонки (А-Ма-Жонки, то есть дословно образ означает  божественные женщины). Уже около 3000 лет легенды о жестоких женщинах-воительницах, некогда живших на краю ойкумены, будоражат наше воображение. Пройдя путь от мифов и полуфантастических историй, написанных древнегреческими и римскими авторами, до современных телевизионных фильмов, таких как «Ксена: принцесса-воин», легенда о воинственном племени, состоящем только из женщин, претерпела немало изменений. Однако есть ли в этих легендах хоть доля исторической правды?



Впервые о воинственном племени амазонок мы узнаем из «Илиады» — эпической поэмы Гомера о Троянской войне, предположительно созданной в VIII в. до н. э.: здесь троянский царь Приам вспоминает, что видел битву амазонок против фригийцев. Гомер говорит, что эти женщины сражались, «как мужам подобные». После Гомера об амазонках писали многие античные авторы, дополняя сложившийся образ информацией об их происхождении. Древнегреческий историк Геродот (середина V в. до н. э.) называл их андрофонос — «убивающие мужчин» — и рассказывал о них удивительные истории (особенно интересные в свете последних археологических открытий).

После поражения в битве с древними греками на реке Фермодон, на южном побережье Черного моря, захваченных в плен амазонок повезли на корабле в Грецию. Во время путешествия женщины напали на своих захватчиков и убили их. Амазонки не умели управлять судном. Корабль ветром гнало по Черному морю на север. Вскоре они пристали к побережью скифских земель, где выкрали лошадей и ускакали в степи. Геродот пишет о том, что амазонки заключили договор со скифами — группой разрозненных кочевых племен, а вскоре и сами стали частью сообщества степных всадников, вступая со скифскими мужчинами в брак.

Амазонки занимали земли до западного берега реки Дон (ныне территория южной части России) и, ассимилировавшись со скифами, стали представителями савроматской культуры. В описаниях римских авторов говорится о том, что амазонки были союзницами Приама и сражались вместе с ним против ахейцев во время Троянской войны. К концу войны, убив в сражении множество греков, царица амазонок Пентесилея затеяла битву с Ахиллом и была убита в кровавом поединке. Есть упоминания и о других смельчаках — героях Древней Греции, отважившихся вступить в сражение с этими грозными женщинами: кто-то из них погиб, кто-то остался жив.


Одним из 12 подвигов Геракла было достать волшебный пояс Ипполиты — царицы амазонок. Чтобы выполнить задание, Геракл вместе с героем Древней Греции Тесеем отправился в столицу амазонок Фемискрея на реке Фермодон (вероятно, Терме Кей в современной Турции). Геракл убил Ипполиту и забрал пояс, а Тесей прихватил царевну Антиопу — одну из сестер Ипполиты. Пытаясь спасти ее, амазонки вторглись в Древнюю Грецию, намереваясь захватить Афины, однако потерпели поражение. По другим версиям, Антиопу убили в сражении, в котором она участвовала на стороне Тссея. Мифические битвы греков и амазонок способствовали появлению целого направления в древнегреческом искусстве — амазономахия. В качестве примера можно назвать мраморный барельеф из Пантеона в Афинах. Некоторые биографы Александра Македонского рассказывали о знакомстве полководца с царицей амазонок по имени Талестрис, намекая, что у них даже был ребенок. Однако эти сведения ставятся под сомнение в труде древнегреческого историка и биографа Плутарха «Жизнь Александра», а также в работах ряда других древних авторов.

Ранние древнегреческие и римские писатели связывали с амазонками множество странных обычаев. Сегодня полагают, что слово «амазонка» происходит от иранского слова «ха-мазан» (что означает «воин»), В переводе с древнегреческого оно звучит как «безгрудая». Древние греки, вероятно, так объясняли существовавшую у амазонок традицию выжигать или отрезать себе правую грудь: чтобы легче было натягивать тетиву лука. Тем не менее сохранившиеся до наших дней греческие статуи, барельефы и вазы изображают их с двумя грудями. Миф гласит, что амазонки не пускали мужчин на свои земли, но раз в год для продолжения рода отправлялись в соседнее исключительно мужское племя гаргарейцев. Девочек они оставляли, обучали их ведению сельского хозяйства, охоте и военному делу, а мальчиков либо убивали, либо отдавали отцам.

Дискуссионным считается вопрос о месте проживания амазонок. Называют земли от черноморского побережья Турции до юга России, Ливии и даже Атлантиды. Поэтому неудивительно, что амазонок зачастую воспринимали как существ мифических. Впрочем, теперь благодаря археологии взгляды ученых изменились. По словам Геродота, савроматы, населявшие юг России, были потомками скифов и амазонок. Хотя еще в середине XIX в. российские археологи обнаружили скелеты женщин-воинов в понтийских степях (степные районы северного побережья Черного моря, протянувшиеся на восток до Каспийского моря), западные ученые и археологи, не знавшие об этом, и не прослеживали их связь с древнегреческой легендой об амазонках.


Раскопки, проведенные российскими и американскими археологами под руководством Жанин Дэвис-Кимбел из Американского исследовательского института Евразии, подтвердили правдивость слов древних авторов. В древних могильных холмах (которые принято называть курганами) у местечка Покровка на границе России и Казахстана были обнаружены скелеты женщин, захороненных вместе с оружием. В могилах, датируемых VI — IV вв. до н. э., находились железные мечи, кинжалы, бронзовые наконечники стрел, луки, колчаны и конская упряжь. Это позволило сделать предположение о том, что в данной культуре женщины-воины имели высокий социальный статус.

Первоначально высказывалось мнение, что оружие выполняло ритуальную функцию. Однако изучив скелеты, ученые отвергли эту версию. На некоторых черепах были обнаружены следы ран, а искривленные берцовые кости 13— 14-летней девочки натолкнули на мысль о том, что она вела жизнь наездницы. Согнутый наконечник стрелы, торчавший из колена другой женщины, позволил сделать заключение, что она получила ранение во время битвы. Установлено, что найденное рядом с женщинами оружие часто использовалось в битвах, а его рукоятки отличались по размеру от оружия из мужских захоронений, значит, могло быть изготовлено специально для женщин.

Неужели это могилы амазонок? Возможно, и нет. С одной стороны, не вызывает сомнений утверждение Геродота, что у савроматов были женщины-воины, а с другой — свидетельств того, что они являются потомками амазонок и скифов, о чем Геродот рассказывал в своей «Истории», до сих пор не найдено. Кроме того, савроматские женщины-воины составляли относительно небольшую часть племени: в то время как 90 % мужских захоронений были могилами воинов, лишь в 20 % женских курганов удалось найти оружие.

Есть и другие аргументы против версии о савроматах. Амазонки упоминаются в произведениях древнегреческой литературы и искусства с VIII в. до н. э., то есть за 200 лет до того, как появились какие-либо свидетельства о женщинах-воинах в евразийских степях. Первая древнегреческая колония на побережье Черного моря возникла в VII в. до н. э.,

хотя не исключено существование торговых связей и в более ранний период. Предположение, что женщины-воины жили в степях раньше, чем об этом свидетельствуют археологические данные, имеет право на существование, но не более того. Нет данных и о том, что греки входили с ними в контакты. Следовательно, женщины-воины савроматской культуры могли оказать влияние на создание мифа об амазонках, но не были его источником. Около IV в. до н. э. савроматская культура влилась в культуру других кочевых племен — сарматов. В их ранних захоронениях также находили женщин-воинов. Сарматы продвинулись еще дальше на запад, чем их предшественники: сарматская конница на службе у римлян участвовала в британских походах во II — V вв. Однако были ли среди тех всадников женщины-воины — неизвестно.

Этим перечень кочевых племен, в которых были женщины-воины, не ограничивается. Например, представители пазырыкской культуры, жившие на Алтае достаточно далеко от сарматов, характеризуются практически такими же погребальными обрядами. Они строили курганы, похожие на те, что сооружались в Украине и на юге России. В 1993 г. российский археолог Наталья Полосмак открыла пазырык-ский курган V в. до н. э. Это захоронение получило название Сибирская ледяная девушка (*). Она не была воином, но занимала высокий статус жрицы. Кроме того, Полосмак обнаружила могилы со скелетами мужчины и женщины. В каждом из этих захоронений были найдены наконечники стрел и топоры.

Возможно, восхищенные рассказы знатных путешественников о степных женщинах и другие, более правдоподобные истории дополнили уже существовавший в Древней Греции миф об амазонках. Впрочем, бесстрашные женщины могли олицетворять в мифах неизведанные опасности, а может, даже варварство в целом, с которым сталкивались древние греки, отважившиеся отправиться на новые земли, такие как побережье Черного моря. Любопытно, что, по мнению древних греков, амазонки всегда жили на самом краю ойкумены, там, где заканчивается цивилизация.

С расширением их представлений о мире, родина амазонок снова перемещалась все дальше и дальше. Наверное, именно поэтому связанные с ними географические данные столь противоречивы. Так, в древнейших письменных источниках рассказ об амазонках начинается с того, что они жили к востоку от Древней Греции в Малой Азии (Турция) и, вероятно, были основательницами городов Эфес и Смирны на восточном побережье. При Геродоте (V в. до н. э.) они переместились на юг России, а ко времени написания «Исторической библиотеки» Диодора Сицилийского, в I в. до н. э., родиной амазонок уже считалась Западная Ливия.

Если миф об амазонках действительно является частью памяти народа о матриархальной культуре воинственных женщин, возникает вопрос: почему Гомер в VIII в. до н. э. писал о них так, словно всем это было уже известно. Возможно, они существовали ранее, примерно в конце бронзового — начале железного века (в период между 1600 г. до н. э. и 900 г. до н. э.). В таком случае, наиболее вероятными местами их проживания могли быть Анатолия, степная часть России или же Кавказские горы. Однако на сегодняшний день данных о существовании женщин-воинов в этих землях в столь древние времена не выявлено.

В каком-то смысле миф об амазонках может рассматриваться как представление древних греков о «других» (**). Описание этих женщин в литературе и искусстве того времени призвано больше для того, чтобы продемонстрировать черты, противоположные тем, которыми обладает высокоразвитое общество. У древних греков все обязанности женщины сводились к ведению домашнего хозяйства, они не были вовлечены в войны и политику. А амазонки наоборот — принимали решения и участвовали в битвах. Такая игра на контрасте в мифах определяла положение вещей в древнегреческом государстве, акцентируя внимание на неестественности тех обществ, которые радикально отличались от их собственного. И конечно же, варвары, посягнувшие на их культуру, это касается битв между амазонками и древними греками, всегда проигрывали.

-----------------------------------------------
* В отечественной литературе ее принято называть Принцессой Алтая.
** По-видимому, имеется в виду — «чужеземцев».
Б.Хотон "Великие тайны и загадки истории"

Источник

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх