Кремли, детинцы, кромы

Кремли, детинцы, кромы

В домонгольской Руси насчитывалось около 400 больших и малых городов. Основой каждого города была крепость, которую первоначально называли детинцем, а в XIV веке появляется термин "кремль" (кром). По мнению некоторых исследователей, новое название происходит от слова "кромьство" - внутренность. Кремль - это целый город с храмами и хозяйственными постройка ми, с жилыми домами и административными учреждениями. 

И даже когда русские города разрослись и широко раскинули свои посады, их кремли оставались крепостями "для осадного сидения".

В 1999 году в Государственном историко-культурном музее-заповеднике "Московский Кремль" проходил Всероссийский симпозиум "Кремли России". Историки, реставраторы, искусствоведы и архитекторы из разных городов страны собрались вместе, чтобы напомнить о придающих особое своеобразие древним русским городам детинцах-кремлях, нуждающихся в реставрации, изучении и охране.

Крепости для защиты своих земель от врагов славяне строили с незапамятных времен. Недаром скандинавы называли славянские земли страной крепостей, что звучало как Гардарики. Да и сами слова город, град в IX-XVII веках были синонимами слова "крепость". На Руси традиционно называли городом любое поселение, обнесенное крепостной стеной.

Так выглядел в XII-XIII веках детинец (город Владимира) в Киеве.

Так выглядел в XII-XIII веках детинец (город Владимира) в Киеве. 

Новгородский детинец - фрагмент стены и башни Кукуй и Княжая (после реставрации). Возникновение Новгородского кремля письменные источники относят к 1044 году. До наших дней в кремле сохранилось девять башен

Новгородский детинец - фрагмент стены и башни Кукуй и Княжая (после реставрации). Возникновение Новгородского кремля письменные источники относят к 1044 году. До наших дней в кремле сохранилось девять башен

Первые крепости славян были достаточно примитивными, что тем не менее вполне соответствовало уровню военного искусства того времени. Арабский географ Аль-Бакри, живший в X веке, видел, как славяне возводят свои укрепления. "И таким образом строят славяне большую часть своих крепостей: они направляются к лугам, обильным водами и камышом, и обозначают там место круглое или четырехугольное, смотря по форме, которую желают придать крепости, и по величине ее выкапывают вокруг ров, и выкопанную землю сваливают в вал, укрепивши ее досками и сваями наподобие битой земли, покуда стена не дойдет до желанной высоты. И отмеряется тогда дверь, с какой стороны им угодно, и к ней подходят по деревянному мосту".

По гребню вала ставили деревянную ограду - частокол или заполот (стена из вертикально врытых на некотором расстоянии друг от друга бревен, соединенных между собой горизонтально уложенными бревнами или плахами). Подобную ограду позднее сменила более надежная крепостная стена из срубов-городен.

Деревянным укреплениям на Руси отдавали предпочтение главным образом благодаря обилию материала, богатым плотницким традициям и скорости возведения. Первую каменную, вернее каменно-деревянную, крепость, датируемую VIII веком, археологи открыли под Старой Ладогой на Любшанском городище. К числу древнейших русских каменных фортификаций относятся также крепости на Труворовом городище под Изборском (IX век) и в Старой Ладоге (конец IX века).

В XI-XIII веках среди множества деревянных крепостей, покрывавших густой сетью русскую землю, начинают появляться каменные фортификационные сооружения. Как правило, это отдельные башни и прясла стен (пространство между башнями). В Киеве, например, были построены Софийские ворота и Золотые ворота с Благовещенской надвратной церковью. В Переяславле следует вспомнить Епископские ворота с церковью святого Федора Стратилата и примыкающие к ним отрезки стен, во Владимире - Золотые и Серебряные ворота.

Князь Андрей Боголюбский в 1158-1165 годах построил под Владимиром в Боголюбове первый на Руси белокаменный укрепленный двор (замок). Во Владимире при Всеволоде Большое Гнездо вокруг детинца строится каменная ограда с надвратной Иоакимо-Анненской церковью.

В Новгородском детинце в 1195 году возводятся Пречистенская, а 1233 году - Федоровская проезжие башни, увенчанные надвратными церквами.

Каменные башни-вежи стали ядром обороны пограничных крепостей западной и юго-западной Руси.

Мценский кремль. Конец XVII века.

Мценский кремль. Конец XVII века.

Деревянная крепость Сокол построена сборным методом во время Ливонской войны рядом с городом Полоцком. Гравюра XVI века.

Деревянная крепость Сокол построена сборным методом во время Ливонской войны рядом с городом Полоцком. Гравюра XVI века.

Орловский кремль. XVII век.

Орловский кремль. XVII век.

ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

К началу монголо-татарского нашествия каменных крепостных сооружений на Руси оказалось все-таки слишком мало. Феодальная раздробленность Руси и превосходная осадная техника у монголов привели к тому, что русские деревянные крепости после отчаянного и по большей части кратковременного сопротивления были сметены монголами. Столицы княжеств Рязань и Владимир, имевшие первоклассные по тем временам укрепления, пали соответственно на шестой и пятый день осады. А феноменальную семинедельную оборону небольшого Козельска можно объяснить не только мощью укреплений и мужеством защитников (другие города оборонялись не менее яростно), но и его исключительно выгодным положением в речной петле. Вторжение завоевателей прервало естественное развитие отечественного каменного фортификационного зодчества на полтораста лет. Традиции сохранялись и развивались только в Новгородской и Псковской землях, не затронутых монгольским нашествием.

Северо-западные соседи Руси - шведы и ливонские немцы - умели брать крепости, и остановить их нашествие могли только каменные твердыни. Потому и возводятся на западе "грады каменные": Копорье (1297), Изборск (1330), Орехов (1352), Ям (1384), Порхов (1387), Остров (XIV век). В XV веке поновляются стены Старой Ладоги, сооружаются каменно-деревянные и просто деревянные крепости Гдов, Велье, Опочка. Неоднократно усиливались и расширялись укрепления Новгорода. Одной из самых сильных русских крепостей стал Псков, по количеству выдержанных осад ему не было равных в России.

И СНОВА НАЧАЛИ СТРОИТЬ

Возрождение каменного крепостного зодчества в Центральной России связано со временем правления великого князя Дмитрия Ивановича, при котором в 1367 году, в преддверии грядущего противоборства с Ордой, началось строительство белокаменного Московского Кремля. Многие историки русской архитектуры считают, правда, что кремль Дмитрия Донского был не полностью каменным, а каменно-деревянным. Частично каменным был и Нижегородский кремль.

Термины кремль, кремник впервые встречаются в летописях 1317 года, где рассказывается о постройке крепости в Твери. Извечная соперница Москвы Тверь, хоть и не потянула на возведение каменной крепости, но деревянный кремник при строительстве обмазали глиной и побелили.

Псковский кремль со стороны реки Псковы.

Псковский кремль со стороны реки Псковы.

Так выглядела крепость в Смоленске во время осады города поляками в 1609-1611 годах. Гравюра XVII века.

Так выглядела крепость в Смоленске во время осады города поляками в 1609-1611 годах. Гравюра XVII века.

Спасская башня Тульского кремля. Кремль построен в начале XVI века по указу Василия III. Долгое время это был главный оборонительный рубеж на юге Московского государства.

Спасская башня Тульского кремля. Кремль построен в начале XVI века по указу Василия III. Долгое время это был главный оборонительный рубеж на юге Московского государства.

Кремль Нижнего Новгорода. Коромыслова башня. Фото начала XX века.

Кремль Нижнего Новгорода. Коромыслова башня. Фото начала XX века.

В XVI-XVII веках в Русском государстве было построено около З0 каменных крепостей. Это и Московский, и Тульский, и Коломенский кремли. Появились крепости в Зарайске, Серпухове, Казани, Астрахани и Смоленске. Сооружали их отечественные и иноземные мастера. Возводили крепостные стены и вокруг монастырей. Монастырские укрепления либо дублировали, либо заменяли государственные крепости на особо важных направлениях. Подобных монастырей-крепостей было выстроено около 40.

ДЕРЕВЯННЫЕ КРЕПОСТИ БЫЛИ ВЕЛИКОЛЕПНЫ

Каменные твердыни, защищавшие важнейшие города и дороги, стали костяком обороны Московского государства, а его плотью можно считать деревянные крепости, густой сетью покрывавшие Россию от Дальнего Востока до Швеции. Особенно много деревянных крепостей было на юге, где они служили ячейками многочисленных укрепленных линий и засечных черт, преграждавших дорогу крымским татарам в центральные уезды России. В анналах отечественной истории сохранилось немало случаев, когда неприятель, вооруженный самыми современны ми по тем временам стенобитными орудиями, неделями в бессильной ярости топтался у обгорелых стен того или иного деревянного городка и в конце концов с позором удалялся.

В художественно-эстетическом отношении деревянные крепости почти не уступали каменным. О том, какое впечатление производили они на современников, рассказано в дневнике антиохийского архимандрита Павла Аллепского (1654). Вот что пишет он о Севской крепости (недалеко от г. Брянска): "Крепость великолепна, с чрезвычайно прочными башнями и с многочисленными большими пушками, размещенными одна над другой, с широкими и глубокими рвами, скаты которых обложены деревом, с деревянною двойною стеной. Мы дивились на эти укрепления и постройки, ибо эта крепость прочнее каменной: и как могло быть иначе, когда это крепости царские и укрепляются постоянно. Затем нас ввезли во вторую крепость, также со стенами, башнями, рвами, потом в третью, которая еще больше, крепче и неприступнее первых двух; в ней есть потаенная дверь, через которую сходят к ее большой реке черпать воду, ибо крепость стоит на верху высокого холма..."

Деревянные крепости можно очень быстро построить, и в этом одно из главнейших их достоинств. Даже небольшую каменную крепостицу нужно строить несколько лет, в то время как возведение большой деревянной крепости за один сезон, а то и меньше, было делом обычным. Например, в 1638 году во время фортификационных работ в Мценске крепостные стены Большого острога и Плетеного города общей протяженностью около 3 километров с 13 башнями и почти стометровый мост через реку Зушу возвели всего за 20 дней (не считая времени, потраченного на заготовку леса).

На театрах военных действий и в районах, где строительство было небезопасно из-за возможного нападения неприятеля, широко применяли метод сборного строительства. Папский посланник так описал поразивший его военно-технический прием: "После того, как инженеры предварительно осмотрели места, подлежащие укреплению, где-нибудь в довольно далеком лесу рубят большое количество бревен, пригодных для таких сооружений; затем, после пригонки и распределения их по размеру и порядку, со значками, позволяющими разобрать их и распределить в постройке, спускают вниз по реке, а когда они доедут до места, которое намечено укрепить, их тянут на землю, из рук в руки; разбирают знаки на каждом бревне, соединяют их вместе и в один миг строят укрепления, которые тотчас засыпают землей, а в то время являются и их гарнизоны".

Подобным образом во время похода на Казань весной 1551 года построен город Свияжск. Крепостные стены протяженностью около 2,5 километра, множество домов, складов и церквей были возведены всего за месяц. А в годы Ливонской войны сборным методом около Полоцка "с неслыханной быстротой" поставили несколько русских крепостей: Туровлю, Сушу, Красну, Козьян, Сокол, Ситну, Улу, Копие.

СУДЬБА КРЕПОСТЕЙ В XVIII ВЕКЕ

Окутанный пороховым дымом ушел в прошлое XVII век. Границы страны отодвинулись далеко на запад, восток, север и юг. Старые крепости, столетиями служившие России верой и правдой, оказались в такой глубинке, из которой "хоть два года скачи, ни до какого государства не доскачешь". Вдобавок они безнадежно устарели с военной точки зрения: место прадедовских каменных и деревянных стен и башен на новых границах империи заняли более современные крепости бастионного типа, отвечавшие новым методам ведения войны и возведенные по последнему слову европейской фортификации.

Старые кремли и крепости постепенно были выведены из штата крепостей и переданы во владение гражданских властей. В XVIII веке исчезли полностью к тому времени обветшавшие деревянные крепости в европейской части России. Они или сгорели в огне бесчисленных городских пожаров, как это случилось, например, в Мценске, Ливнах, Новосиле и некоторых других городах, или были разобраны при перепланировке городов в последней четверти столетия, либо растащены обывателями на дрова.

Более прочные каменные башни использовали в основном под хозяйственные нужды. В них размещали арсеналы, амбары, склады соли, хранилища старых бумаг и рухляди, тюрьмы. Но и они ветшали, так как денег на ремонт государство не выделяло, а местные власти в их починке не видели нужды, да и тощие городские бюджеты не позволяли этого. Руины превращались в городские свалки и служили прибежищем для лихих людей, поэтому уже в царствование Екатерины II ряд крепостей продали на слом, камень же местные власти и купечество употребляли для своих нужд.

Так была разобрана самая большая каменная крепость в России - стены и башни Белого города в Москве (около 9 километров); полностью снесли Можайский кремль; сломали крепость в Ямбурге; стены и башни укрепленной резиденции царя Бориса Годунова в Борисове Городке, где снесли и Борисоглебскую церковь - самую высокую шатровую церковь в России, не уступавшую по высоте колокольне Ивана Великого. "Иждивением" местного купечества разбили на щебень недостроенные стены и башни крепости в Юрьеве-Поволжском, башни крепости Ярополч в Вязниках, растащили на кирпич большую часть Коломенского кремля и стены Белого города в Астрахани, в 1810 году снесли крепость в Гурьеве...

В лучшем положении оказались монастырские крепости, за ремонтом и починкой которых следили духовные власти, но это делалось уже не для поддержания обороноспособности, а для общего внешнего благолепия той или иной обители.

ПАМЯТНИКИ СТАРИНЫ СЛЕДУЕТ БЕРЕЧЬ

Конец варварскому отношению к крепостным сооружениям, ставшим памятниками старины, положил указ императора Николая I 1826 года, по которому запрещалось разрушать древние постройки и предписывалось начать сбор исторических сведений о них. Для снятия панорам и производства обмеров древних твердынь были командированы опытные инженеры-картографы. Именным повелением государя спасена от сноса последняя башня Вяземской крепости - Спасская. Начались работы по реставрации и благоустройству в Ивангородской крепости, в Псковском, Нижегородском, Новгородском, Казанском и других старинных кремлях. В обновленном виде они должны были стать украшением губернских городов и местом размещения администрации. Большое строительство разворачивается в Московском Кремле, который после долгого перерыва вновь становится одной из царских резиденций.

В советское время не обошлось без обидных утрат. В 1930-е годы, например, полностью разобрали стены Серпуховского кремля, оставив только два небольших прясла. А белый камень, из которого они были сложены, пошел на строительство Московского метрополитена. Несколько башен и прясел, а также Малаховские ворота снесли в Смоленске. Планировался "частичный снос" Тульского кремля, но его, по счастью, удалось отстоять, хотя кремлевская территория и подверглась "чистке": снесли колокольню, самое высокое сооружение в городе, и сбили главы с Богоявленского собора. Еще более капитально вычистили Нижегородский кремль, где разрушили все культовые сооружения. Чудом уцелел только Архангельский собор, да и то, видимо, потому, что там был захоронен Кузьма Минин. Не минула чаша сия и священный Московский Кремль.

И ВНОВЬ НА ЛИНИИ ОГНЯ

В годы Великой Отечественной войны русские крепости, безнадежно устаревшие с военной точки зрения, еще раз со славой послужили Отечеству. Всем известна Брестская крепость в Белоруссии. В башнях Смоленской крепости в 1941 году сражались последние защитники города, укрывались подпольщики и партизаны. Древняя новгородская цитадель Орешек в течение полутора лет находилась на переднем крае обороны советских войск под Ленинградом. Огнем немецких орудий ее стены были сбиты почти до половины высоты, но старую крепость немцы так и не взяли.

К серьезной обороне был подготовлен Троицкий Белопесоцкий монастырь под Каширой, в башнях которого оборудовали мощные бетонные доты. Пулеметные бойницы и амбразуры пробили в стенах Голутвина монастыря в Коломне, но, по счастью, до сражения за них дело не дошло - врага отбросили от Москвы.

После войны были отреставрированы многие русские крепости. А некоторые просто подняты из руин, как, например, Псковский кром (кремль), еще в начале XX века представлявший собой груду развалин. Кремли, отреставрированные по самым современным методикам, превращались в музеи-заповедники. Их обновленные фасады стали украшением центров многих русских городов - живым напоминанием о седой старине.

В России сейчас насчитывается около 50 кремлей и крепостей XV-XVII веков разной степени сохранности.

Детальное описание иллюстрации

Так выглядел в XII-XIII веках детинец (город Владимира) в Киеве: 1 - Десятинная церковь; 2 - кирпичные княжеские дворцы; 3 - ротонда; 4 - Андреевская церковь; 5 - Крестовоздвиженская церковь; 6 - Великий Ярославов двор; 7 - Васильевская церковь на Ярославовом дворе; 8 - Екатерининская церковь; 9 - Федоровская церковь в федоровском монастыре; 10 - двор Гордяты; 11 - двор Воротислава; 12 - двор Никифора; 13 - двор Мстислава; 14 - кирпичные Софийские ворота; 15 - Михайловские ворота; 16 - Подольские ворота. Реконструкция А. И. Крутового, В. А. Розенберга и Г. Н. Логина.

Мценский кремль. Конец XVII века. Мценск впервые упоминается в летописях 1146 года. Мценская крепость была одной из крупнейших на южной степной границе России. Общий периметр стен крепости, увенчанных двадцатью восемью башнями, составлял 3 километра. Мценск сохранял военное значение до конца XVII века. Обветшавшие и развалившиеся стены крепости сгорели во время пожара 23 апреля 1757 года.

Орловский кремль. XVII век. Орел был основан осенью 1566 года по указу царя Ивана Грозного как крепость на степном пограничье. Деревянный кремль называли рубленым городом. В этом 'городе' было все: воеводский двор, храм, приказная изба, казенный погреб, амбары и житницы, на специальном деревянном помосте размещались пушки. Крепость успешно выдержала несколько татарских набегов. В начале XVIII века кремль утратил оборонительное значение, обветшавшие стены вскоре сгнили и развалились.
Кремль Нижнего Новгорода. Коромыслова башня. Фото начала XX века. Строительство кремля в Нижнем Новгороде было начато в 1500 году по приказу Ивана III. Враги ни разу не смогли захватить каменную крепость. Оборона Нижегородского кремля осуществлялась из боевых печур, располагавшихся в башнях кремля в три яруса (три боя). Окна верхнего боя располагались между зубцами башен, ниже находились бойницы среднего боя, нижний, 'подошвенный', бой находился на уровне дна сухого рва.

В. НЕДЕЛИН, преподаватель Российской академии живописи, ваяния и зодчества.

Источник

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх