От каких факторов зависит рост интуиции

 

Разрушая стереотипы, раскроем вам один секрет: природой так устроено, что интуиция, наша внутренняя мудрость, лучше развита вовсе не у женщин.

Интуиция – это не о предсказании неизбежного, интуиция говорит о настоящем и о том, какое будущее максимально вероятно. Если ничего не менять в настоящем.

Интуиция есть способность знать о чем-либо напрямую, без посредства текстов, наблюдения, сообщений.

Каждый из нас переживал подобное, и это зачастую воспринимается, как необъяснимая мистика.

На самом деле ощущение «мистичности» связано с непониманием самого механизма работы интуиции.

Механизм интуиции

Для аборигенов Африки или Амазонии голос в телефонной трубке или изображение на экране выглядят как чудо. Чтобы понять и полноценно использовать интуицию, достаточно принять один простой принцип: человек имеет не только телесную, но и полевую (волновую) составляющую.

Не только человек, но вся наша реальность. Эту полевую координату называют по-разному: душа, семантическое поле, энергетика, морфогенетическое поле, дух и т.д. Для поля и волн нет ограничений пространства, для тел же они вполне ощутимы.

Если в случае с объектами физическими необходим контакт, то на поля и волны важно уметь настраиваться. Они заполняют пространство, но не перемешиваются, это как разные частоты радио и мобильной связи.

Мы всегда окружены информацией. И восприятие необходимой информации чем-то подобно работе радиоприемника: приемник воспринимает все волны, только надо знать, какую именно волну ты хочешь поймать (цель), и знать, как крутить ручку (техника).

Основное, что мешает человеку полноценно пользоваться всеми этими полями, – его собственная вера в то, что это невозможно. Это главный блок, мешающий осознанному использованию интуиции. Если мы принимаем идею поля, то реальностью становится то, что вся необходимая нам информация уже присутствует здесь и теперь, мы ею окружены, и ее невозможно скрыть. Разве что «зашумить» или повлиять на способность восприятия.

Доступ к нужной информации

Интуиция обеспечивает нас информацией в соответствии с нашими интересами и стремлениями. Наши желания и цели – это как настройка ручки приемника, именно они и обеспечивают получение нужных «сообщений». Чем определеннее мы в своих целях и желаниях – тем точнее работает наша интуиция. Соответственно, проблемы с целями и желаниями сказываются и на качестве интуиции: слишком много информации, и притом неоднозначной. Но это проблема не самой интуиции, а нашей «определенности»: чего именно я хочу?

 

Вот небольшой список основных разрушителей интуиции.

  1. Противоречивые цели (и хочу, и не хочу), сомнения в целях. Это все равно, как если бы вы переключались через каждую секунду между двумя-тремя радиоканалами. Информация-то идет, но только усиливает общую неопределенность.
  2. Неконкретные, неопределенные цели. Нет запроса – нет и ответа, в таком случае интуиция обычно вообще не работает — нечего обслуживать.
  3. Сильное желание. Цель становится сверхзначимой, усиливаются стресс и напряжение – происходит «зашумление» информации. «Неподходящая» информация игнорируется, а желаемая усиливается. Это и есть зависимость, когда мы центрированы не на себе, а на чем-то внешнем (на другом человеке, на результатах, отношениях, предметах и т.д.). Соответственно, нет свободы, нет и вариантов.
  4. Страх. Тоже сильное желание, только со знаком минус: то, чего не хочу. Опять же, интуиция искажается: усиливается информация, говорящая об угрозах, и игнорируется «мирная» информация. Тут уже без психологической коррекции не обойтись. Страх имеет корни в драматическом недопережитом прошлом.

Общий рецепт один: самоопределяйтесь. Расслабьтесь, подумайте о своих интересах и точно сформулируйте: чего я хочу? Внутренняя определенность делает внешнюю ситуацию гораздо более понятной и просчитываемой.

Язык интуиции

Интуиция есть проявление присущей нам от рождения, как и всем живым существам, способности воспринимать. У человека есть два базовые способности: воспринимать и действовать (воля). Интуиция обеспечивает «знание» происходящего, а воля – желаемые изменения. Маленькие дети, не знающие языка, как и животные, просто чувствуют.

Но в процессе воспитания ребенка приучают следовать скорее нормам и правилам общества, семьи, чем доверять своим чувствам. Постепенно формируется привычка вытеснять свои чувства и следовать нормам, авторитетам, текстам, рекламе, ТВ. Тут выбор простой: либо Маугли, либо социальный человек, с доступом ко всем возможностям системы, культуры. Но цена этого – подавление интуиции.

Для того чтобы быть «нормальным» человеком, необходимо регулярно делать «противоестественные» вещи: пожимать руку тому, кому не доверяешь, улыбаться, когда тебе не весело, быть приветливым с тем, кого не уважаешь и т.д. Поэтому развитие интуиции – это возвращение внимания и доверия к себе. Интуиция говорит с нами крайне редко в словах, почти всегда – неконкретными ощущениями, чувствами и образами.

Тому, кто хочет получать максимум от своей врожденной интуитивной способности, важно уметь обнаруживать эти сигналы. Это чем-то похоже на охотника: быть внимательным ко всему, отлавливать малейшие звуки, запахи, уметь наблюдать, видеть следы.

Джордж Сорос в книге «Сорос о Соросе» рассказывает о том, как долго и безуспешно пытался избавиться от боли в спине. Потом обнаружил, что боль всегда усиливалась во время переговоров, после которых он принимал не лучшие решения. Начав «прислушиваться» к боли, Сорос стал уменьшать ее интенсивность и сохранять свои деньги.

Как понять интуицию

Наша интуиция дает информацию в виде картинок, чаще неконкретных, ощущений в теле, эмоций и чувств, реже – в звуках, запахах, вкусовых ощущениях или в словах. Естественно, возникает вопрос – как все эти сигналы расшифровать?

Лучший способ исказить смысл уже полученных сигналов – начать интерпретировать, додумывать. Интуиция и мышление – разные процессы. Синонимы интуиции – видение, созерцание. Важно уметь задать вопрос и ждать «получения» ответа. Это об осознании, но не о мышлении.

Интерпретация – это попытка «приписать» значение полученным сигналам, угадать, логически прийти к выводу. Это если бы вы вели машину по GPS и при разбитом экране и отсутствии голосового сообщения пытались догадаться: здесь, наверное, поворот, а это, кажется, заправка, или нет, скорее всего, – магазин. Работа интуиции чем-то похожа на чудо: если есть правильный вопрос – будет адекватный ответ.

Недоверие к своей способности постигать приводит к спешке и попытке объяснить. А при объяснении мы уже начинаем опираться не на воспринимаемую реальность, а на наши знания, стереотипы, убеждения, пытаясь соотнести полученную информацию с той или иной ячейкой памяти. И это почти всегда будет нести в себе неточность.

Например, кто-то верит, что есть люди-вампиры, которые питаются энергией других людей. И тогда, если ему регулярно становится плохо при общении с конкретным человеком, он может проинтерпретировать: «Вот настоящий вампир, который питается моей энергией». И решит избегать общения, использовать стратегии противодействия и т.п.

Хотя причина может быть в том, что у «пострадавшего от вампиризма» актуализируется бессознательный страх (собеседник напоминает ему кого-то из прошлого) или, наоборот, бессознательное доверие, когда, «вкладываясь» в общение и не получая ожидаемого, человек банально «перегорает». Собеседник тут ни при чем – это сам человек делает что-то не то.

Хорошо тренирует способность осознавать медитация – сосредоточение на выбранной теме и осознание всех ее аспектов.

куда поведет интуиция

И еще важно помнить, что интуиция – это не о предсказании неизбежного, интуиция говорит о настоящем (мотивы и активность) и о том, какое будущее максимально вероятно. Если ничего не менять в настоящем. Соответственно, меняя что-то в настоящем (свое отношение, стратегии, цели, прорабатывая желания и страхи и т.п.), мы создаем новые тенденции и новый сценарий будущего. Звезды не тянут нас за собой – звезды освещают дорогу.

Интуиция и опыт

Интуиция не может быть заменой опыту и самим опытом не определяется. Хороший, системный, осмысленный опыт (профессионализм) позволяет точнее направлять интуицию и в более точных терминах описывать то, что мы считываем. Это, опять же, как в GPS: прибор будет рисовать дорогу и без загруженных карт, и поэтому маршруту можно будет вернуться. Но без карт (прошлый опыт) сложно увидеть ситуацию в целом и новые интересные направления-возможности.

Интуиция – это восприимчивость, а системный опыт – это знание «рельефа». В паре – идеальный результат. Интуиция будет максимально изощренной, если мы «прикладываем» ее к тем сферам, где у нас хороший системный опыт. Без опыта интуиция тоже будет работать, но очень общими категориями: чувствую, но назвать не могу.

Мастер по ремонту техники быстро и легко диагностирует технику, так как знает ее устройство. Если у вас хорошая интуиция, это вряд ли это поможет вам отремонтировать автомобиль (если вы не специалист), но почувствовать, что пора ехать к мастеру, – поможет.

«Плохой», неполноценный опыт обычно драматически сказывается на работе интуиции – он чем-то подобен устаревшим картам в GPS: искажают получаемую информацию (см. предыдущий пример о вампирах). Чтобы «интуичить» тему отношений, важно хорошо понимать, как отношения устроены, как формируются, развиваются и прекращаются.

 

Чтобы «интуичить» в маркетинге, важно хорошо понимать, как устроены компания и рынок, как они взаимодействуют.

Чтобы «интуичить» в теме здоровья, важно понимать, как устроен организм и как он функционирует.

Интуиция – это только один из психических процессов. Для адекватного функционирования в жизни должно быть хорошо и с волей, и с мышлением, и с чувствами.

Помехи

Еще раз о том, что нарушает интуицию и вызывает к ней недоверие.

  • Неопределенность или двусмысленность целей.

Лекарство: определяйся.

  • Стереотипы, неточные или неполные знания.

Лекарство: исследуй и познавай предметные области.

  • Желания и страхи.

Лекарство: познавай и исцеляй себя.

Точный компас

Хорошо работающая, «чистая» интуиция – это гарантия адекватности и устойчивости человека в стрессовых и кризисных условиях, ситуациях высокой степени неопределенности. Даже не очень понимая суть происходящего вокруг или вообще ее не понимая, благодаря интуиции мы можем принимать точные решения, реализовывать свои амбиции и обходить опасные ситуации.

Достаточно использовать несколько критериев для интуитивного считывания информации:

  1. Я: это делает меня сильнее или слабее (это делает меня цельнее или разрушает)?
  2. Окружение: как это влияет на мое окружение (разрушает, сохраняет, развивает)?
  3. Судьба: мои решения порождают проблемы в будущем или создают новые возможности?

Если у вас есть хорошая внутренняя центровка (ощущение себя и своих границ, точное понимание своих целей и интересов), этих вопросов вполне достаточно для управления интуицией в ситуациях любой сложности и неопределенности.

Интуиция – наш внутренний GPS – функционирует для того, чтобы мы имели возможность максимально точно, эффективно и экологично реализовывать свои намерения и цели, амбиции и желания, справляться с испытаниями, выпадающими на нашу долю. И этот навигатор работает постоянно, важно научиться им пользоваться.

Олег Хомяк

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх