Когда человек умирает. Наблюдения ясновидящих

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Что происходит с человеком, когда он умирает
Бисмарк однажды сказал: «Жизнь ничего бы не стоила, если бы смерть ставила в ней точку», а Шиллер в «Дон Карлосе» вкладывает в уста убежденного в своей скорой кончине Позы слова, обращенные к королеве: «Мы обязательно встретимся!» — и к Карлосу: «Ты теряешь меня, Карл, на много лет… Глупцы говорят — навек!»

Смерть или, точнее, когда человек умирает – отделение души от тела, подвержено определенным законам природы, было неоднократно описано людьми, имеющими способность к ясновидению.

Такие описания совпадают во всех существенных аспектах, в первую очередь в факте выхода нашего флюидного тела из отмирающего физического тела (которое «взятое из праха, в прах и обратится»). Окончательное отделение происходит когда разрывается «нить жизни», связывающая оба тела.

Флюидный человек в полном сознании собственного «я» покидает область, где царят законы природы физического уровня бытия и начинает свое существование уже при иных условиях бытия. Вот что говорят ясновидящие о процессе умирания как таковом. Но надо учитывать при этом в каждом случае, что ясновидение имеет множество степеней интенсивности и что обстоятельства смерти могут быть самыми различными. Потому не следует ожидать (это просто исключено), что все наблюдения такого рода совпадают друг с другом до мелочей.

• Ясновидящий из Америки Эндрю Джексон Дэвис, проведя какое-то время у смертного одра пожилой женщины, описал процесс когда она умирала так, как он увидел его со своей духовной точки зрения:

«Я видел, что физический организм уже не мог выполнять разные требования духовного начала. Однако органы тела, казалось, противились уходу животворящей души. Мышечная система старалась, чтобы сохранить способность двигаться. Нервная система боролась за то что бы сохранить возможность чувствовать, а мозг напрягался, как мог, чтобы удержать интеллект и/или сознание.

Тело и душа были похожи на двух друзей, чувствовавших, что им вот-вот придется расстаться навек. Эти внутренние «распри» воспринимались обычными органами чувств как страдания умирающей. Но я… знал, что эти явления не были знаками боли или страдания, а происходили только потому, что дух собирался навсегда сбросить с себя физическое тело.

И вот голову умирающей охватило прекрасное, мягкое сияние, и вместе с тем я увидал, как начали увеличиваться внутренние части большого и малого мозга. Я заметил, как прекратились присущие им (типичные) гальванические функции, а потом они начали насыщаться жизненным электричеством и жизненным магнетизмом, забирая его у подчиненных органов. Позитивно-магнитный показатель мозга вдруг оказался в 10 раз больше, чем в нормальном (здоровом) состоянии. Такой феномен, как правило, предшествует физическому распаду.

В конце концов, начался сам процесс умирания. Мозг все вытягивал и вытягивал животворные флюиды из разных частей тела, и в той степени, в какой конечности темнели и холодели, мозг начинал светиться все ярче и ярче. В мягком духовном свечении (атмосфере), исходившем из головы умирающей, я видел, как постепенно начали проявляться очертания другой головы, как она становится все более зримой и, наконец, уплотняется до такой степени, светится так ярко, что я уже был не в состоянии видеть сквозь нее и даже просто смотреть на нее, не отводя временами взгляда…

В то время как эта голова оформлялась над материальной, я увидел, что вытекающее из головы свечение пребывает в движении (движение флюидов). Но пока новая голова принимала все более четкие очертания и совершенную форму, светящаяся атмосфера постепенно исчезала… Точно так же — по мере того как образовывалась «духовная» голова» — позже постепенно гармонически формировались шея, плечи, грудь — в общем, весь организм человека.

Я чувствовал, что это развивались душевные свойства, образуя новый организм (еще Дюпрель признавал душу как организующий принцип). Физические недостатки, которые отягощали умирающее тело, совершенно отсутствовали в новом духовном теле.

Тем временем как духовное тело, полностью видимое мне благодаря моему дару, становилось все более совершенным, физическое выказывало множество симптомов, которые всеми присутствующими воспринимались как болевые. Но эти признаки, это впечатление были обманчивыми. Причиной симптомов был отток жизненной силы из всех органов и частей тела к мозгу и соответственно ее излучение из мозга в новый организм.

В конце концов, духовное тело, приняв вертикальное положение, встало над головой покинутого им материального тела. Но непосредственно перед полным исчезновением нити, связывавшей оба тела на протяжении многих лет, я увидал нечто очень странное: между головой неподвижно лежавшего материального тела и ступнями вертикально стоявшего духовного тела быстро прошел поток света. Все это убедило меня в следующем: то, что принято называть смертью — это лишь рождение духа к новой жизни на более высоком уровне существования.

Да, совпадений между рождением ребенка, являющегося в этот мир, и рождением духа, переходящего в высший мир, настолько много, что имеется даже пуповина, до самого последнего мига связывающая два организма». (Вспомним о «серебряной нити» или, иначе, «длинной эластичной нити» в явлениях двойников.) «И тут я увидел то, о чем раньше не имел ни малейшего представления: при разрыве значительная часть жизненного электричества перетекает обратно в умирающее (земное) тело и там быстро распространяется по всему организму — очевидно, чтобы предотвратить его мгновенный распад.

Как только дух умершей женщины абсолютно освободился от своего физического тела, я увидал, как он начал вдыхать духовные (флюидные) частицы окружающей его земной атмосферы. Вначале казалось, что ему нелегко вбирать в себя эту новую жизненную силу». (Тут приходит в голову сравнение с бабочкой, выбравшейся из куколки и только еще расправляющей крылья.) «Но уже спустя несколько секунд духовное тело стало с необычайной легкостью и радостью вдыхать и выдыхать этот новый для нее «воздух».

И в это мгновение я увидал, что духовное (флюидное) тело обрело все органы, соответствующие органам покинутого им земного тела, только в облагороженной и первозданно-красивой форме. Но эта перемена была не столь разительна, чтобы полностью изменился образ женщины, характерные черты ее внешности. Она настолько была похожа на свое прежнее «я», что ее друзья, имей они возможность увидать ее в новом обличье, наверняка воскликнули бы: какой у тебя цветущий, здоровый вид! Как ты похорошела!

Все это превращение продолжалось два с половиной часа (!), но вообще-то временных рамок, когда человек умирает, разумеется, нет. Не сходя со своего места и не изменяя интенсивности моего «духовного зрения», я не переставал наблюдать за движениями новорожденного духа. Как только женская фигура смогла привыкнуть к новым для нее условиям, она с явным напряжением воли спустилась с места, где стояла (поверх трупа), и вышла сквозь открытую дверь из спальни, где она так долго лежала больная в постели. Было лето, все двери были открыты, так что я, находясь в доме, не терял ее из виду. Радостно было смотреть, как легко она шла… Она буквально шла по воздуху, как мы по земле.

Как только женщина вышла из дома, ее приветливо встретили две (призрачные) фигуры. Это было похоже на встречу друзей после долгой разлуки. В скором времени все трое стали подниматься ввысь, будто совершая увеселительную прогулку вверх по горному склону. Я следил за ними своим духовным взором до того времени, пока не потерял их из виду.

Как же я был поражен, когда возвратился в свое нормальное состояние! Вместо молодого красивого существа, которое только что скрылось из моего поля зрения, передо мной лежал безжизненный, холодный труп — «куколка», которую только что покинула ликующая «бабочка». Профессор Харальдур Нильссон так комментирует это:

«Я считаю это описание, начиная с момента когда человек умирает, чрезвычайно любопытным и утешительным, если возможно верить, что увиденное им происходило на самом деле. С тех пор, как он написал свою книгу, прошло много лет; но, насколько мне известно, как теософы, так и оккультисты, и спиритисты — сходятся в том, что его описание в общем и целом верно».

Дальше профессор Нильссон упоминает некую англичанку по имени Джой Снэлл, владевшую даром ясновидения с детства, но никогда не выступавшую в роли медиума. Но, проработав 20 лет медсестрой, она часто наблюдала, когда человек умирает, и видела при этом примерно то же, что и Э. Дж. Дэвис, при этом она ничего не знала о его книгах.

Книгу Джой Снэлл «Министерство ангелов» Нильссон считает самой любопытной из всех известных ему книг. И далее, говоря о Джой Снэлл и ее муже, он писал: «Если бы мне нужно было назвать двух людей, которых я счел бы в наши дни достойными быть названными апостолами Христа, я бы назвал эту пару. Дружба с ними — это один из самых замечательных подарков, которые сделала мне жизнь».

Джой Снэлл описывает когда человек умирает, свидетельницей чего ей приходилось быть. Она часто замечала, что умирающий видел одного или нескольких друзей, пришедших «с другой стороны», чтобы встретить его. Так она, к примеру, рассказывала, как один умирающий старик увидал своего (ранее умершего) сына и сказал об этом своей жене, которая сидела у постели.

Медсестра уже давно сама увидела прелестного мальчика с чудесными волосами, пришедшего встретить умирающего отца: «Это было просто великолепно. Смерть, которую большинство людей считают чем-то ужасным, представляют себе как непонятную мистерию, прямо у меня на глазах превращалась в нечто прекрасное и благословенное… Это в действительности было высшее доказательство бесконечной доброты и неисповедимой любви нашего небесного Отца. Если бы не плачущая рядом мать, я бы захлопала в ладоши и закричала от радости».

• «Парапсихологический журнал» от 1927 г. на странице 475 напечатал сообщение одного жителя Сан-Франциско, у которого дар ясновидения проявлялся спонтанно, о том, как он провел несколько часов возле умирающей жены:

«1902 год, 23 мая – без четверти двенадцать ночи скончалась моя жена. У постели умирающей находились наши ближайшие друзья, лечащий врач и две сиделки. Держа правую руку тяжело больной жены в своей, я сидел у ее постели. Так прошло 2 часа, но пока никаких изменений в ее состоянии не было. Слуга сказал, что ужин готов, но никто не захотел подкрепиться. Примерно в 18.30 я все же настоял на том, чтобы все пошли поужинать, так как никто не знал, как долго продлится наше ночное бдение. Мы все вышли из комнаты умирающей».

Спустя минут 15 мужчина, случайно посмотрел на дверь (в комнату больной), увидал, как в щель, будто сквозняком, втянуло три облачка… «Моей первой мыслью было, что кто-то из друзей, стоя рядом со спальней, курит… Я тут же вскочил, чтобы высказать им свое негодование. Однако у двери спальни никого не было, никого не было и в коридоре или в соседних комнатах…

Я с удивлением начал наблюдать за облачками. Они тихо приблизились к кровати, полностью окутав ее. Внимательно вглядевшись в туман, я разглядел в головах моей умирающей жены женскую фигуру, прозрачную, но светящуюся как золото на солнце; вид ее был до такой степени величественным, что у меня не хватает слов, чтобы описать ее подробней.

Она была в греческом одеянии с длинными, свободно спадавшими рукавами. На голове сияла корона… Она неподвижно стояла во всем ее блеске и красоте, подняв руки над моей женой, будто приветствуя мою жену, тихо улыбаясь, излучая спокойствие и покой. Две другие фигуры в белом стояли на коленях сбоку от кровати, казалось, прикасаясь к ней. А над кроватью парили еще и другие более или менее различимые фигуры».

Тут наблюдатель заметил, что над телом жены парит обнаженная фигура, связанная с ним «нитью», — флюидное тело его супруги. Некоторое время флюидное тело вело себя абсолютно спокойно, но иногда оно, казалось, скручивалось, дергалось в разные стороны, будто изо всех сил стараясь оторваться от земного тела. Это продолжалось до того времени, пока флюидное тело, как можно было предположить, не обессилело. Тогда оно успокоилось и увеличилось в размерах, после чего «конвульсии» повторились вновь.

«Это видение, или что бы это ни было, я наблюдал на протяжении 5-ти часов, прежде чем моя супруга отошла в мир иной… В конце концов наступил роковой момент: больная захрипела, флюидное тело заметалось. Физическое тело еще дышало несколько мгновений, после наступила тишина. С последним выдохом связующая нить вдруг разорвалась, и флюидное тело исчезло. В тот же миг исчезли облачка тумана и призрачные фигуры…»

«Предоставляю моим читателям самим судить о том (этими словами заканчивается сообщение), был ли это простой обман чувств вследствие постигшего меня горя, страдания и истощения сил, или же мне, простому смертному, дано было видеть хотя бы отблеск потустороннего духовного мира со всей его красотой, блаженством, миром и покоем».

• Мария Михели, ясновидящая из городка Альтенкессель, часто видела, когда человек умирает. Она также говорила о том, что постоянно видит «флюидную связующую нить» между двумя телами и, что пока нить видна, умирающий еще «жив». «Но как только она разрывалась и флюидное тело медленно начинало удаляться, зачастую сопровождаемое ранее умершими родственниками, наступала «смерть». В действительности этот момент — не что иное, как продолжение жизни в другом, духовном теле, утверждала ясновидящая. «Смерти нет!»

Один тяжело больной молодой человек, живший по соседству, попросил позвать к себе Марию Михели, и они долго беседовали о смысле бытия и страдания. Напоследок больной спросил, что она думает о его состоянии. И хотя ясновидящая не сомневалась в том что он вскоре умрет, она не захотела оставлять его один на один с такой мрачной мыслью и ответила уклончиво: «Если произойдет чудо, Франц, то все будет, вероятно, не так уж плохо». «То есть вы думаете, что чудо может мне помочь?» — «Да, Франц, именно это я имею в виду; и вот еще что: если ты увидишь своего дядю Иоганна, это будет означать, что чудо свершилось».

В скором времени после этого молодой человек скончался. Его последними словами были: «Дядя Иоганн! Как хорошо, что ты пришел! Возьми меня с собой!» Днем позже Мария Михели вошла в комнату умершего — одна, чтобы помолиться. Тут она почувствовала, что ей на плечо опустилась чья-то рука, но в комнате она была одна. Это ощущение повторилось, и она, вглядевшись повнимательней, увидала рядом с собой перешедшего в мир иной Франца и явственно услышала его слова: «Видите, фрау Михели, чудо свершилось. Я избавился от страданий. И дядя Иоганн в действительности пришел и взял меня с собой».

Вероятно, в древние времена люди гораздо чаще задумывались над загадкой смерти, чем мы сейчас. Согласно учениям индийской школы «санкья», довольно схожим с воззрениями христианского спиритуализма, смерть — это отделение души от тела, ее освобождение от земного бремени или, говоря по другому, отделение от грубо-материального организма. Смерть ни в коей мере не означает прекращения жизни. Душа — это нечто непреходящее и божественное. Диоген видел в смерти только смену места пребывания, когда душа покидает тело. Так что еще при жизни следовало вести себя соответственно этому представлению.

Согласно священным традициям персов, душа руководит телом во время его земного бытия. После смерти она покидает свое жилище и возвращается в высшие сферы невидимых существ. «Сколь много выиграло бы человечество, — написал врач и правдоискатель Карл Людвиг Шлейх, — если бы оно жило, словно готовясь к существованию в потустороннем мире. Бессмертие, если бы его не существовало, нужно было бы придумать — из психологических соображений, как единственно возможный регулятор жизни.

Только оно (бессмертие) придает людям достоинство и то очарование, которое окружает всех гениев. В действительности, мы, верующие в бессмертие, находимся — в историческом смысле — в хорошей компании, ведь не было ни одного человека эпохального значения, который не верил бы во всемогущество (Бога) и в бессмертие. Так что же, только великие бессмертны, или же ощущение бессмертия делает человека великим и совершенным?..»

«Все наблюдения показывают на то, — сказал профессор д-р Вальтер Хинц, выступая в Техническом институте Цюриха 31 марта 1966 г., — что человек в момент смерти сбрасывает с себя физическое тело и вступает в потусторонний мир как духовное «я», находящееся в душевном теле. Это с незапамятных времен провозглашали все мировые религии.

Этому же учил и Иисус Христос, как следует из Евангелия от Иоанна. Но для современного человека это ни в коей мере не решает этот вопрос. Наоборот, мы все чаще убеждаемся в том, что общество в наше время, как видно, уже попросту не знает, что делать с ответом, которое ему дает христианская вера… О смерти (умирании) и о том, что будет после смерти, современный мир не хочет ничего ни слышать, ни знать».

Ну как тут не согласиться с тем католическим священником, который над могилой 19-ти летнего юноши сказал: «85% человечества — неверующие. Они не верят в жизнь после смерти. Для меня умерший по-прежнему жив, возможно, он даже находится сейчас среди нас. Так как мне трудно представить, что присутствующие тут (у могилы собрались сплошь молодые люди, коллеги умершего по работе) относятся к 15% верующих, то сказать мне нечего». Сказал, прочел «Отче наш», повернулся и ушел!

В наши дни в СМИ часто мелькают коротенькие сообщения о людях переживших клиническую смерть.

• Так, журнал Канадского Медицинского общества опубликовал сообщение 68-и летнего Лесли Шарпа из Онтарио (Канада), у которого в мае 1970 г. был сердечный приступ. Врачи смогли вернуть Шарпа, сердце которого перестало биться, к жизни. «Смерти не нужно бояться, — сказал он. — Я знаю это, ведь я был мертвым ровно 3 минуты и 11 секунд». С тех пор он много сил и времени тратил на то, чтобы избавить других людей от страха смерти. Шарп утверждал, что в своем тогдашнем состоянии он увидел себя со стороны и прошел сквозь «туман невиданных цветов».

Далее Шарп рассказывал: «Когда после приступа, произошедшего у меня в больнице, моя голова откинулась назад, я почти сразу заметил, что покидаю собственное тело. Я выходил из тела через голову и плечи в виде почти прозрачной фигуры, но это был не совсем туман. Поняв это, я подумал: вот, оказывается, что происходит, когда умираешь».

Выходит, в выражении «он испустил дух» (по-немецки — «выдохнул душу») есть доля правды, как и во многих других пословицах и поговорках, ведь оно означает не что иное, как отделение флюидного тела от материального клеточного тела.

• Великая актриса Элизабет Тейлор также вспоминала о своих переживаниях во время клинической смерти. Публике она рассказала об этом только через 11 лет: в 1961 г Лиз Тейлор жила вместе со своим тогдашним мужем, эстрадным певцом Эдди Фишером, в одной из гостиниц Лондона. Она уже довольно долго болела, и никто не мог толком сказать, в чем причина недомогания. Утром 4 марта у нее резко подскочила температура, Лиз стала задыхаться. Врачи, поставив диагноз «тяжелое воспаление легких», тут же отправили ее в больницу. В операционной положение стало критическим.

Лиз Тейлор вспоминала, что она была в состоянии страшного ужаса. «Я хотела встать со стола, но мое тело было абсолютно неподвижное; я не могла ни сесть, ни даже повернуть голову». И тут, по ее словам, ею овладело великолепное ощущение покоя и умиротворенности… а потом она увидала себя, лежащую на операционном столе. «Я была совершенно отделена от своего тела; оно уже не было частью меня; чувствовала я себя замечательно и не сопротивлялась этому ощущению…»

Элизабет Тейлор не могла сказать, на сколько долго длилось это состояние. Позднее она узнала, что хирург спас ей жизнь, удачно проведя разрез трахеи… С тех пор она твердо верила в то, что после смерти есть жизнь.

Источник

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх