Обрядовые песни для главных славянских праздников

 
 

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Встарь работали слаженно, дружно. Тут песня в подмогу – настраивает на общий лад, задаёт скорость работе. При работе в поле песня придаёт сил, помогает почувствовать помощь Матери Сырой Земли да поддержку товарищей рядом. Потому и песни здесь задорные, звонкие. У жонок да девиц на супрядках уж другие обрядовые песни – спокойные, медленные, настраивающие на медленное кручение веретена.

Не только ритмом хороши славянские песни. Хранят они в себе и силу чаяний человека, мечтающего увидеть вскоре плоды своего труда. В песнях люди описывали богатый урожай, который ждёт из по осени, достаток в доме, большую семью, живущую непременно в ладу да в согласии друг с дружкой.

 

С песней душа растёт

Особо важны песни славян на народных праздниках. Каждому дню своя обрядовая песня: по весне поют о пробуждении природы да чествуют Бога Ярило, на праздник Купало песни о любви, осенью – о богатых дарах земли, зимой на Коляду и нынче помним обычай колядок, песенных пожеланий достатка и счастья.

В славянской песне хранится сама суть народных праздников: подъём души, вера в лучшее будущее, единение с родной природой. Можно рассказать о том и на словах, но песня да красивый славянский обряд оживляют мысль, делают её наглядной, зримой… и вот, кружась в хороводе уже чувствуешь душевный подъём, который усиливается совместным пением.

Обрядовые песни для главных славянских праздников

Поделимся нынче обрядовыми песнями да описаниями празднования встречи с четырьмя Солнечными Богами.

Коляда:

«А с земли уже доносилась песня, призывающая Коляду:

Коляда-Солнцеворот,

 

Стань у наших у ворот.

Разгони потемь,

Верни в Явь красный день.

Огнем возгори,

Коло воздыми, уводи,

Коло, горе, а свету дай преболе!

Гой! Коляда! Слава!

Солнышко повернись,

Красное разожгись!

В дорогу выезжай,

Зимушку погоняй!

Гой! Коляда! Слава!

Еще днем подготовили большой костер — «Краду», в котором к ночи зажгли даже не поленья, а целые бревна. Одно такое бревно, было специально подготовлено для особого действа. Его нужно было горящим протащить вокруг всей деревни и вернуть обратно в Краду.

На этот раз бревно, «Балда», так называли его сельчане, благополучно протащили по снеговой дорожке, устроенной тоже заранее, и вернули горящим в костер.

— Слава! Слава! — раздавались радостные крики, — год будет удачным!»

Из книги «Боги и Люди»

Ярило:

«И вот, однажды наступил день Ярилиной Стречи. Ярилу, бога ярого весеннего солнца, любовной страсти и плодородия, в деревне у нас очень чтили. Вся деревня с утра участвовала в празднике – и стар и млад. Идут на Ярилину Горку, каждый хозяин несет хлеб- соль, складывают его кучкой, а специально выбранный хозяин троекратно кланяется на три стороны и произносит обращение к Яриле:

Гой ты, Ярила огненная Сила!

С неба грядучи, ты возьми ключи,

 

Отомкни ты Матерь Сыру Землю,

Пусти теплу росу да на всю весну,

На сухое лето да на ядрено жито!

Гой! Слава!

А весь народ повторяет это за ним и тоже кланяется на три стороны. Потом идут на поля, трижды обходят их и поют:

Волочился Ярило По всему белу свету,

Полю жито родил,

Людям деток плодил.

А где он ногою — Там жито копною,

А где он глянет,

Там колос цветет.

А вечером выбирали самого красивого парня, надевали ему венок на голову, в руки давали черемуховую ветку и водили вокруг него хороводы, распевая песни.

А у нас Ярилин день,

Я травку-муравку вытопчу,

Тебя, молоденьку, подержу…

На эти вечерние игрища допускались только молодые парни и девушки. После хоровода они разбивались на пары и разбредались, кто в поле, кто в лес».

Из книги «Боги и Люди»

Купало:

«До ночи в честь Купало оставалось три дня. К вечеру девушки и парни опять потянулись к березкам. Теперь они несли наряды для березок и подарки для русалок. Во что только не наряжали березки — и в платки, ленты, бусы, и даже в женскую одежду! И опять водили хороводы, в которых заклинали приходить дождю и чтобы урожай был хороший.

Пели «Ты удайся, удайся мой лен», сопровождая пение движениями, как будто сеют лен, собирают его, вымачивают, отбивают, прядут, ткут и отбеливают. Но особенно любили изображать «А мы просо сеяли», потому что в конце песни девушки разбегались, а парни их ловили да и целовали украдкой».

 

Из книги «Боги и Люди»

Текст песни «А мы просо сеяли»

Два хора — мужской и женский

1. А мы просо сеяли, сеяли;

Ой, Дид Ладо, сеяли, сеяли!

2. А мы просо вытопчем, вытопчем;

Ой, Дид Ладо, вытопчем, вытопчем!

1. А чем же вам вытоптать, вытоптать?

Ой, Дид Ладо, вытоптать, вытоптать?

2. А мы коней выпустим, выпустим;

Ой, Дид Ладо, выпустим, выпустим!

1. А мы коней в плен возьмём, в плен возьмём;

Ой, Дид Ладо, в плен возьмём, в плен возьмём!

2. А мы коней выкупим, выкупим;

Ой, Дид Ладо, выкупим, выкупим!

1. А чем же вам выкупить, выкупить?

Ой, Дид Ладо, выкупить, выкупить!

2. А мы дадим сто рублей, сто рублей;

Ой, Дид Ладо, сто рублей, сто рублей!

1. Чего же вам надобно, надобно?

Ой, Дид Ладо, надобно, надобно!

2. Нам надобно девицу, девицу;

Ой, Дид Ладо, девицу, девицу!

1. Какую вам надобно девицу?

Ой, Дид Ладо, надобно девицу!

2. Нам вот эту надобно девицу!

Ой, Дид Ладо, надобно девицу!

1. У нас в полку убыло, убыло;

Ой, Дид Ладо, убыло, убыло!

2. У нас в полку прибыло, прибыло;

Ой, Дид Ладо, прибыло, прибыло!

Авсень:

«Наступил праздник Авсеня – Осенины. Праздник-то большой – всем селом справляется! Вместе рожь убирали, нынче вместе радуются тому, что закрома на зиму полны.

Затевалась ярмарка большая да прямо в самом селе – торжок в середине был большой, как раз рассчитан на местных и на прибывших. Не только из окрестных сёл прибывали, но и даже гостей заморских ждали, любили они через море в устье реки Онеги заходить на своих судах, глубины тут хватало, чтобы встать и не беспокоиться о мелях.

Наступил последний день ярмарки. Началось празднование хороводами, в которые вставали по многу людей и водились особыми знающими:

Заплетися, плетень, заплетися,

Завертися труба золотая,

Вокруг столба дубового,

Вкруг священия зелёного.

Вот заплёлся плетень, вот заплёлся,
Золотая труба завилася.

Расплетися плетень…

Вот расплёлся плетень…»

Из книги «Люди и Духи»

Будете ли и вы нынче вспоминать славянские песни на празднование Авсеня, да после зимой на Коляду? Коли так, рады мы, что древняя традиция жива и ныне! Пусть и дальше на земле нашей слышатся радостные песни, напоминающие о былых временах.

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх