ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ гл.1.1

"ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ"  это Славянская героическая  поэма Заслуженного деятеля Культуры Владилена Чернышова о прошлом наших предков. Она состоит из 4х глав в которых описывается культура и история пращуров на протяжении их жизни от времен Даарии (Гипербореи, Арианы, Северии, Край земли) до наших дней.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

СТРАНА ДААРИЯ

––––– 1 –––––

 

Сегодняшние люди! Сонм умов.

Всмотритесь в предков! В даль веков!

*****

Великий Сварог Бог, людей на труд благословляет.

Даждьбог на струге в Сварге2 их души пробуждает.

Ведущий к торжеству побед Перун3

Сварожье коло в хлябях вечности вращает.

Льет молоко на Млечный путь Зимун4.

И Велес5 сноп держа, к огнищу поспешает.

Крылами птица Сва6 упруго бьет –

Арийцев в жизнь страна Даария зовет.

Своих Богов славяне с детства почитают.

Особая любовь к Тому, кто светит им и согревает;

Поток энергии струит с утра.

И разные он носит имена:

Меж звезд плывет –Ярила,

Домой вернется – Сурья,

А в небе светит – Ра.

Так славится Бог солнца!

Ведь в нем – тепло и сила!

В дождливой дымке – далей берега;

Над ними изогнулась Радуга-дуга.

Четыре острова – большие колыбели;

Над зыбкой океанской вознеслись купелью.

Взирая в святость вод, здесь обрели

Судьбу великую в округе Северной вершины7

Рода людей Мидгард-земли8

Благоухают реки, горы и долины

Земли Да'Арии. И да'арийцы тут

В согласье много тысяч лет живут.

По воле Сварога– на этих островах славяне

Живут на острове на Сваге – и чудь там и поляне.

Сарматы, ставры, вятки, русы, северяне.

Дулебы, анты, скифы, зимеголы –

На Туле острове к борьбе всегда готовы.

На острове Раи – дреговичи, древляне;

Там новояры, киммерийцы, веды, волыняне.

На малых островах: сколоты, кривичи, кумане.

Родам тепло на Северной земле:

Борусам, берендеям, ярусланам;

Моравам, хорвам, сербам, чехам, славутянам.

Свой жребий готы с саками на х'Арра острове несут:

От всех отгородясь, себя среди х'арийцев чтут.

*****

Рассвет – над Северной землей. Согретой ранью

Блаженно дышат груди. Пальм благоуханье.

Мир хризантем. Роз ароматный рай.

В садах – лимоны, финики; в лесах – бананы.

Павлин взлетел. Сел в роще попугай.

Бегут стада косуль. За ветром мчатся лани.

Сияет солнце, зной с утра печет.

На землях Севера – Тепло весь год9.

Благословленные Создателем арийцы,

Тверд и уверен шаг, насупленные лица,

Расходятся, чуть утро, по делам.

Лить медь или лепить горшки для них – не мука.

В лес – за плодами, за корнями, диким луком;

Чтоб бортничать, ловушки ставить там.

По Внутреннему морю10 нелегко плыть стругам –

С уловом рыбы… Вечер иль рассвет:

Душа – в заботах, отдыха ей нет.

––––– 2 –––––

Сейчас во льдах, средь древней тьмы –

Даария Земля - откуда родом мы.

*****

Князь –Арий знатный и седой старец

Он с сыном Орием и с внуком Кием,

И с ними Спас11 – Верховный жрец,

К Святому Капищу они идут

Над Северной вершиной он скалист, и крут.

Скуфь12 князя, и боляр13, и воев14 тут.

Стоит на острове, сердца к себе маня,

Храм Первозданного Священного огня.

Асгард15 зовется эта скуфь – страны гард16 главный.

Гард пахарей и воев из породы славной

Живущих Правдой Неба и Земли.

Любимых чад Богов, долин и рек хозяев…

К Асгарду все дороги пролегли.

И князь, и жрец людей сюда собрали.

Гора, где храм, зовется Меру17.

И дарит людям мир и веру;

Чтим, уважаемый и мудрый Арий.

И слово князя есть Закон!

Прям духом и характером суровый.

Князей племен начнет корить – молчат,

И слушают его с почтеньем бесперечным.

Но лишь расстанутся, живут как захотят:

Свое – роднее, и питаться роду – вечно…

У самосильных готов – собственная власть,

Свои законы. Арий им – не князь…

Даждьбогу, Велесу, Перуну поклонившись,

И жертву на огонь костра взложивши,

Покинул Арий Капище. И все пошли

К колодцу ясновиденья времен грядущих…

Спас встал над ним. Взирает в глубь земли.

Лик потемнел: «Я вижу Шар огонь с небес несущий…

Вот в море канул… И вода встает!

Не знак ли нам?..А кто там скалит рот?»

––––– 3 –––––

Мир – оглушен! И стон – как гром!

В веках – идет борьба добра со злом.

*****

«В колодце Чернобог! Он зуб на нас давно уж точит

За то, что любим светлых мы Богов. Смотрите, бес хохочет!

Чему-то, видно, рад. Беду как будто ждет.

Какой он, знаем мы! И здесь он – не напрасно.

Где он появится, исход – ужасный!

Боюсь, несчастье, дьявол, принесет!..

Весь ненавистью пышет! Не забыл Великой Ассы.

Он с той поры – в непримиримом зле…

Грозит он новой битвой на Мидгард Земле»…

*****

Есть в жизни день и ночь. Есть силы Тьмы и Света.

Борьба меж ними вечная! Поэтами воспета!

По воле Рода через промежутки лет

Встречаются Они в Великой Ассе – схватке;

Гремит война на всей Земле, во всей Вселенной!

И нет в ней места жалости, сомненью и оглядке!

Плач! Вопли! Стоны! Рев! Рычанье! Вой!

Все: Боги, духи, люди, звери – в смертный бой!

В последней битве победили Силы Света.

И воссияла, сбросив черный плед, планета!..

Теперь Кощеи, в мире Пекальном 18 – армаду сил, собрали

На Лелю19 духов злых, и вакхов битых отослали.

Глаза мерцают, дьявольский оскал,

И как шакал на свиту, отряд их на луну напал:

«Мы мстим за пораженье в Ассе!

Ведь там мы проиграли вашей Расе!

И что теперь осталось нам?

Рассеяться по странам и мирам.

Ну что ж –мы возвращаться будем по людским телам!

Людишек стравим! Ядом власти их вождей отравим!

Всех сладкий мед грехов алкать заставим!

Блудить, кутить, карманы набивать!..

Всем любящим Богов, сумеем мы внушать

Отвергнуть их, из памяти своей изгнать!

Союз славян сметем! По землям, языкам разделим!..

И готы станут для славян врагами!

Значенье свастики20– перевернем мы вверх ногами!

Другого ль, жалкие от жалости, достойны?

Пусть будут в этом мире – войны, войны, войны!

Вражда и распри! Суд расправы – скор!

Пусть ненависть всегда гадючье жало точит!..

Есть прозвище у нас: Корсар Террор.

В нем – призрак зла: убить, сгубить, прикончить!

Стратегия одна: мы – ужас, мы – везде!

Мы – в каждом горе, муке и беде!..»

*****

Спас посохом взмахнул: «Сгинь, блудень!

Водой там захлебнись, бес, ненавистный людям!..»

Колодец зарябился. Тих и чист…

И день над ним безоблачно-лучист.

Но Арий хмур: «Не зря он появился здесь!

Он – есть знаменье Бед Грядущих!

И в их свершеньях – быстр!..

Вода, увидели мы, рябью встала –

О затопленье знак послала?

То будет завтра? А сегодня праздник Лады!

Героев ждут князей награды. А Ладе жертвы надо принести.

И в храм дары от всех снести».

––––– 4 –––––

С неладным сладить: то – награда.

Мир, радость - всем дарует Лада.

*****

Бескровность жертв Богам – сердцам славян отрада.

Вдохнула эту благость в них Светлая Мать Лада.

Мать-Богородица, а Сварог бог – супруг.

Перун и светлые другие Боги то Лады дети.

Ей всякий славянин и внук и друг:

Ему с ней сытно и тепло на свете.

Её он добротой и щедростью богат.

Она незримо рядом – при рожденье чад.

Она опора матерям и деткам малым. Гармония и красота – она!

Златоволоска! Роз в венке – благоуханье! Глаз лазуритная голубизна.

На платье голубом – жемчужное сиянье. Где Лада –там любовь да лад.

И каждый ладному в судьбе другого рад.

*****

Ночь близится, раскинув крылья птицей черной.

Богини Лады Капище – в долине горной,

Где скал – разлом, где из глубин земных

Течет энергия, сродни природе женщин –

Здоровой силой наполняет их,

Приливом бодрости в потоке крови плещет…

Арийцы в храме – ото всех родов;

В любви склонились перед Матерью Богов.

А распрямившись, все к реке пошли:

И там костры в честь Лады разожгли.

Ребята в ловкости не устают:

Кто пробежит резвей, кто камень дальше кинет;

Играют в прятки, им качели – тут.

В косички девы веточки плетут

Богини дерева священного -Березы.

И два венка к реке несут:

Чтобы узнать как сбудутся их грезы.

Один повесили на сук, а вот другой –

На воду правят правою рукой,

И начат путь по сини гладкой.

А как плывет по ней? В том – тайна! И разгадка

Девичьей доли – с кем и как ей жить.

Качается спокойно – добрый муж, хороший.

Вдруг завертелся – крученому быть.

Свернул направо – верный друг, надежный;

Налево – жизнь наполнит он гульбой.

А понесло назад – уйдет к другой.

*****

Сгустились сумерки. Над головами ярко

Зажглась звезда…Дохнул-воспламенился жарко,

Как солнце круглый, Малый Жертвенный костер –

Лучи землей насыпаны. Простер

Волхв руку к небесам, в величии мерцавшим

(Тотчас умолк веселый разговор).

Воззвал: «Богов Великих, предков Мудрых наших –

Восславим! Им – признательности дань!

Стране родимой – слава! Гой – вэ, ты наша Русколань»!21

И все громово-громко: «Слава!» – прокричали.

Вокруг костра волхвов четверка по спирали встали –

Чтоб их воззвания закручивались ввысь,

Чтоб в свод небесный воспарило: «Слава! Слава!» –

И ТАМ услышали! Чтоб голоса слились

С напевом ветра в резвых листьях, в сочных травах.

Чтоб в Сваргу вознесла, любовью лишь дыша,

Богине Ладе гимн славянская душа.

«Ой ты, Лада, мать –Небесная ты Богородица.

Озари нас Силой Ясною, как во Праве водится.

На деянья добрые всех людей благослови –

Ради вечности рода нашего знак святой ты прояви!

Ой ты, Лада Матерь Светлая, Мать Пречистая,

Не оставь нас без любви твоей. Она лучистая.

Ниспошли на нас свою ты Благодать,

Мы тебя вечно будем чтить и прославлять».

Гимн Ладе в небеса восходит, и землю осияет.

Её энергию, сойдясь вокруг костра, все в души принимают,

Льют в пламя соки, молоко, компот.

И требы – любящего сердца приношенья

В огонь бросают: пироги, конфеты, мед,

Оладьи – Лады кулинарное даренье…

Венки – в костер с любовью опускают,

Так девушки цветами Ладу украшают.

К Богам и предкам, дали одолев,

Все это воспарит энергией, сгорев…

Волхвы к костру ладони поднесли,

Чтобы проник в них жар магический стези.

Чтоб растопилась мерзость зла,

Чтоб сердце от разлада Лада сберегла –

Не дать душе меж честью и бесчестьем заблудиться…

Волхв ветвь возжег: от Малого костра

Большой воспламенить пришла пора.

И вот Большой костер – для игрищ – пламенем клубится!

Рука в руке – славянский хоровод кружится.

От звонких голосов качнулся лес.

И гимны устремились до небес.

«Гори, огонь, гори, все ярче разгорайся!

Сияй, сияй, ширь высвети окрест.

Теплом к полям ирийским поднимайся.

Ушедшим предкам души озари.

Живым их внукам радость подари.

И о любви к Богине расскажи:

«Разгорайся, жар-огонь!

Коловрат и посолонь22.

Ой ты, Матушка-Богородица.

Богородица, Матерь Сущая.

Мать Великая, Всемогущая.

Как взрастила ты свят-сынов своих.

Свят-сынов своих, воев удалых.

Свет несут они, русы светлые.

Русы светлые, беззаветные»…

По группам разбрелись. Беседы, песни, танцы полились.

Кто не старик, пошел к реке купаться:

Незримую снять с грешной плоти грязь…

Вот притомились все. Огонь уж разгорался;

Костра пылает яростная страсть.

Вот-вот, уж поленница рухнет…

Из глубины к нам бьются языки.

Пора приспела – начинать прыжки.

Опять сошлись к костру, пред ним цепочкой встали.

И громко Яросвет и Велимудр, волхвы, вскричали:

«Грехи, как черви, впились в нас – позор!

От скверны пламенем очистим души наши».

Вот первый разбежался и – через костер!

И все – за ним. И никому огонь не страшен.

Перелетел – в цепочку вновь тотчас:

Ведь перепрыгнуть надо много раз23

Совсем угасло пламя, в глубине чуть тлеет –

Зовет как будто. Ноги голые белеют:

По углям Велимудр и Яросвет

Промчались ровно-прямо, как по струнке-строчке.

За ними все по уголечкам – вслед:

В ступнях – всех органов чувствительные точки:

Невидим, точит внутренний пробой –

И надо хвори выжечь силой огневой.

––––– 5 –––––

Умей, оглядываясь, жить.

Твоей судьбы – на небо вьётся нить.

*****

Усыпан звездами лазурный небосвод.

Спас – Арию: «Нам праздник удался на славу.

На три, разбился, языка костер

Все хорошо24 и предкам – дар по нраву:

Детей и внуков требы, пращурам простор.

А любят ли нас Боги? Теперь настало время нам

Большие жертвы принести Богам».

Умолкли смех и шутки, лица – деловиты.

Большая яма; в ней – стволы деревьев, в землю врыты,

Высокие и голые стоят. Меж ними – листья и сушняк.

А сверху – требы: много фруктов, овощей,

Мед в сотах, сласти, пироги, краюхи хлеба,

Пшеничный холм из сумок и кулей…

В валежник – пламенник25. Тотчас расцвел

Над ним цвет огненный; по бревнам вверх взошел.

Ликует Спас: «Глянь, князь, три языка взметнулись!..

Но что там? Плохо! Кругом голова!

Перемешалось все! Глянь, ветер ввысь – коловоротом26!

Все языки переплелись!..Вот стало два!..

Опять три.. Два…Три… Два…И в небе с поворотом!

Когда мы требы дарим им сейчас,

Как будто наши Боги упреждают нас…»

Задумчив, хмур, вдруг покачнулся Арий.

Спас поддержал его: «Жизнь снова юность не подарит,

Но жизни круг прожить для нас пустяк!

Хворь клонит пусть, да не согнет никак!..»

В ответ князь: «И Чернобог грозил, и напугали Боги –

Наверно, неспроста. И как-то все не так.

Нутром беду я чувствую, душа – в тревоге…

Я стар. Груз княжий нелегко везти.

Случится что – смогу ль перенести?

 

Источник ➝

Насаждение Православия в царской России

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

Ошибочно считается, что только благодаря православию  в нашем народе возникли все те хорошие и благородные качества, которыми русские удивляли весь мир, и что, оказывается, это именно оно много веков являлось «национальной идеей» России, скреплявшей народ нашей страны в единое целое, в связи с чем, в самодержавной России не было якобы никаких непримиримых конфликтов и противоречий, есть не более чем миф, не имеющий к реальной исторической действительности никакого отношения.

Факты наглядно доказывают верность выводов классиков марксизма, что в классовом обществе не бывает неклассовой идеологии и не классовых институтов.

Российская империя была именно таким обществом — государством феодальным, крепостническим, в котором существовали два основных класса: помещиков-крепостников (феодалов) и крепостных крестьян. И Православие и его орган управления — Русская православная церковь (РПЦ) всегда и во всем отражали волю господствующего в самодержавной России класса — помещиков и аристократов.

Причем, русский народ это хорошо понимал и относился к Православию и его служителям соответствующим образом — как к своим угнетателям и эксплуататорам, тем более, что они таковыми и были на деле, не хуже крепостников эксплуатируя, угнетая и обирая крестьян.

Российское же государство, которому сегодня поют осанну российский правящий класс буржуазии и его идеологи — буржуазные пропагандисты, изо всех сил поддерживало Русскую православную церковь, которая фактически являлась его институтом, подразделением, частью разветвленной и достаточно совершенно структуры угнетения. РПЦ и кормилось за счет российского государства, и награждалось им «за верную службу Царю и Отечеству» огромными земельными наделами с тысячами живущих на них крестьян, которые теперь должны были гнуть спину уже не на помещиков или «Самодержца Всея Руси», а на служителей церкви.

Всякое сопротивление гнету, как церковному, так и помещичьему, подавлялось в царской России со страшной жестокостью. Причем тяжелее всего, как и сейчас, был гнет духовный, который связывал трудовой народ по рукам и ногам, запутывая его сознание.

Религия — идеология, выгодная угнетателям, которую должны были исповедывать угнетенные массы, насаждалась и закреплялась в российском обществе всеми возможными способами. Тех, кто не желал уверовать добром, заставляли это делать силой.

Атеистическое мировосприятие в РИ считалось преступлением, за которое неминуемо следовало жестокое наказание.

Очень строго наказывались по законам Российской Империи даже незначительные проступки, касающиеся православной веры или соблюдения ее обрядов. Та самая пресловутая «духовность» прививалась  русскому народу штыками и тюрьмами.

Причем наказаниям подвергались все низшие классы российского общества, кроме правящего, а не только крестьянство.

Вот несколько выдержек из законов[1] «благословенной» Российской империи, которые «помогали» простому люду постоянно «совершенствоваться» духовно.

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.»

В то время (XIX — начало XX века) это очень большие деньги. Например, пушкарь получал в месяц 16 рублей, прислуга около 3-5 рублей. Российские крестьяне до начала 1900-х гг. денег вообще почти не видели, ибо сельское хозяйство России было по большей части натуральным, нетоварным, продукцию крестьянское хозяйство производило для собственного употребления, а не на продажу, не на рынок.

Отнюдь не случайно Лев Толстой вспоминал случай, когда в целой деревне крестьяне не смогли собрать и 1 рубля денег. Вот и представите себе каково было попасть под такой громадный штраф за одну только неявку на исповедь. Кстати, злостным  нарушителям за подобного рода преступления грозила каторга.

Вот так укреплялась в Российской империи нравственность и духовность.

Что интересно, в ежовых рукавицах держала верховная власть самодержавной России не только трудовой народ, но и самих священнослужителей. Отлично зная, что не все из них круглые подлецы и сволочи, и чисто по человечески могут и пожалеть крестьян или ремесленников, оно жестко наказывало тех из них, кто не донес царским властям о такого рода  преступлениях:

«За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы»

«Небытийщики» — это те, кого не было на исповеди, прогульщики, так сказать. Как вам нравится наказание каторжными работами священников за то, что пожалел неимущего, зная, что он за свой прогул просто неспособен уплатить положенный по законам РИ штраф?

Вот такая прививалась русскому обществу «нравственность» — донести, т.е. предать и продать своего ближнего. И ввел эту обязанность никто иной, как «царь-прогрессор» Петр 1, понабравшийся подобных мерзостей в европейских странах.

Именно с его указов пошла в самодержавной России позорная практика обязательного доносительства православными священниками информации, полученной на исповеди. Правда, священникам за этот позор  государство российское неплохо платило.

По тем же законам видно, что для дворян и других привилегированных сословий РИ ничего подобного не предусматривалось, и то же исповедывание было совсем не обязательным. Что лишний раз доказывает давно известный и доказанный факт: религия – это инструмент контроля и управления угнетенными массами.

Теперь поговорим о другой форме, которая позволяла народу российскому «сохранять веру в Иисуса Христа» — об уголовных статьях, которые применялись к верующим ненадлежащим образом.

Есть один прелюбопытный документ — Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года, вобравшее нормы со времен Петра I и действовавшего до 1905 года включительно.

После 1905 г. значительная часть статей его была отменена, но некоторые сохраняли свою актуальность даже при Временном правительстве, которое тоже считало церковь важным политическим инструментом и не собиралось с ней расставаться, понимая ее полезность новому господствующему классу буржуазии.

И только Советская власть, отделившая церковь от государства, наконец, окончательно избавила русский народ от всех статей данного Уложения.

Смотрим раздел «О преступлениях против веры».

Статья 182.  Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Умели тогда защищать чувства верующих! Куда там Пусси Риот! Радуйтесь, граждане современной России, что вам пока не приходится «хрустеть французской булкой». Но имейте в виду, что такими темпами мы именно к этому и придем. Так что мотайте себе на ус, пока не поздно…

Интересно, а что грозило тем, кто делал подобное «не публично»?

А вот что:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Тоже неслабо, прямо скажем. Причем «непубличное богохульство» можно, как вы сами понимаете, расценивать, как душе будет угодно. Например, таким преступлением может быть шепот в клозете. А что? Подходит в полной мере: и непублично, и богохульство.

А вот что грозило рискнувшим критиковать христианство:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

По большому счету, пропаганда научного знания сама по себе есть критика религии, в том числе и вероучения, а значит, за распространение научных знаний вполне могли сослать в Сибирь.

Интересен также вопрос о свободе вероисповедания. Понятно, что не верить было запрещено. Но может быть  можно было самому выбирать, в кого верить?

Как бы не так! Вот что грозило человеку, который вдруг надумал перейти из Православия в другую веру:

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.

Вот тебе и «веротерпимость» и «уважение чужих взглядов»! За все — одна Сибирь. А если сильно нарываетесь, то и клеймо на лоб поставят.

Но может быть хоть более-менее терпимо относились к разновидностям Христианства — к католицизму и лютеранству?

Как выясняется, не слишком. Правда, иностранцам разрешалось отправлять их культ, однако  пропаганда его в России была запрещена.

Статья 197. Не Православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Заметьте, где именно впервые применяются психлечебницы в качестве наказания. Совсем не в СССР, как утверждают буржуазные пропагандисты, а как раз в царской России — «заключение в смирительном доме». А вот в советских законах ничего подобного не было, и быть не могло.

Не менее «весело» обстояло в царской России дело и с воспитанием детей. РПЦ строго бдила за тем, чтобы каждый рожденный в России человек попадал именно к ней:

Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.

Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.

Ну, «внушение», не так страшно. При условии, что вы не сектанты. Вот этим доставалось по полной, за всех сразу:

Статья 206. Раскольничество — ссылка.

Статья 207. Сектантство — ссылка.

Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Только чуть засомневался в истинности того варианта православия, что вешает поп в местной церкви, — дуй на каторгу.

Не менее строго и по отношению к святыням – их оскорбление приравнивалось по степени тяжести к сектантству:

Статья 223. Оскорбление святынь — каторжные работы до 15 лет или пожизненные, телесные наказания, клеймение.

Но была и другая формулировка, с не в пример более легким наказанием:

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Разобраться же где «оскорбление», а где «неуважение», могли, понятное дело, только сами священнослужители РПЦ (в зависимости от того, насколько им «позолотят ручку»).

Кстати, наказывалось ли как-то грубость или неуважение паствы к самим священнослужителям?

А как же!

Статья 227. Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года или тюремное заключение до 6 месяцев.

Статья 228. Неумышленное неуважение к святыне и оскорбление священнослужителя — арест до 3 месяцев.

Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Н-да, не слабо. Видимо, распространители духовного опиума в Российской империи ценились на вес золота, раз их так оберегали.

Что мы видим из всего изложенного выше?

Что относились в Российской Империи к трудовому народу как к скоту. Собственно, высшее сословие — все эти помещики, и аристократы, так и воспринимали народ российский — как рабочую скотину, которая только и существует для того, чтобы работать, обеспечивая их безбедное существование.

У трудящихся масс царской России не было никаких прав и никакой возможности изменить свою жизнь — получить образование или повысить свой культурный или материальный уровень.

Их удел — родившись рабом, таковым оставаться на всю жизнь. И в первых рядах их духовных притеснителей шли священники РПЦ, верные хранители престола и привилегий господствующего класса помещиков и аристократов.

Использованные источники:

1. http://civil.consultant.ru/code/

2. http://kritix.ru/religion-and-atheism/221-pravoslavie-i-zakony-rossijskoj-imperii

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх