Песнь о побиении иудейской Хазарии Светославом Хоробре

По материалам статьи из журнала «ВОЛХВ» №1 1991 г., г. Ленинград, издававшегося союзом Венедов

В этой статье Александр Иванченко пишет: «Трудно найти у нас человека, которому была бы не известна поэма раннехристианского поэта полу-языческого толка «Слово о полку Игореве». Но очень мало кому известна поэма языческого автора Славомысла «Песнь о побиении иудейской Хазарин Светославом Хоробре». Она написана примерно в тот же период, что и «Слово….», однако впервые опубликована лишь в 1847 году в аршаве.

«Песнь» была лито-графически воспроизведена в книге польского ученого Фаддея Воланского «Памятники славянской письменности до Рождества Христова». Фаддей Воланский, собрал в своё время памятники славянской письменности почти за три тысячи лет до н.э. и ещё за одну, тысячу лет до крещения Руси. Когда труд Ф.оланского вышел в свет то католический примас Польши, входившей тогда в состав Российской империи, обратился в Святейший Синод России с просьбой испросить разрешение у императора Николая I применить к оланскому аутодафе (самосожжение) на костре из его книги. Но Николай I, затребовал, тем не менее, сначала книгу оланского и вызвал из Москвы для её экспертизы Егора Классена. Потом император приказал «взять потребное количество оной книги под крепкое хранение, остальные же, дабы не наносить вред духовенству, сжечь..». Классен в 1861 году в типографии Московского университета издал свою книгу «Новые материалы для древнейшей истории Славян вообще и Славяно-Руссов до Рюрикового времени в особенности, с лёгким очерком Руссов до Рождества Христова» в которой опубликовал 10 таблиц из книги оланского». Дальше Иванченко пишет: «Была у славян в те далекие времена и великолепная поэзия, продолжавшая традиции «Песни» Славомысла. Достаточно сказать, что эта «Песнь» написана девятистопным дактилем с тремя цезурами, чего не знала никакая иная поэзия мира. Так например, знаменитый греческий гекзаметр имеет всего шесть стоп дактиля и две цезуры. Причем и он-то был создан женщинами с Непры (Днепра), то есть днепровскими славянками, служившими пифиями в Дельфах, куда ни одна гречанка не допускалась. На древнегреческом языке просто невозможно было создать стихи девятистопного размера с тремя цезурами».

Судьба самого Ф.Воланского была непростой. По-видимому, ему не простили его научных исследований по истории славян в Западной Европе. « ИЕЗУИТЫ СЛОЖИЛИ КОСТЕР... ИЗ ЕГО КНИГ... Таковы были иезуиты в Польше в 1847 г.». За это деяние и сам Воланский, как мы видели выше, был приговорен иезуитами к аутодафе на костре из этой же книги, как «до крайности еретической». Ведь она не только выступала против христианства, но так же убедительно свидетельствовала, что письменность у славян существовала задолго до Рождества Христова, и появилась гораздо раньше, чем у финикийцев, иудеев и греков, да и египтян. Однако благодаря Николаю I, который наложил запрет на казнь самого Ф.Воланского, и приказал сохранить несколько экземпляров книги для изучения, мы можем сегодня прикоснутся к истокам древней русской словесности.


Отрывки из «Песни….»
Так как перевод «Песни о побиении иудейской Хазарин Светославом Хоробре» сделан Александром Иванченко в древнем стиле с помощью размера девятистопного дактиля с тремя цезурами, то современному читателю его читать очень трудно (сужу по многим своим знакомым которые не смогли одолеть и одну треть этого прекрасного наследия). Ниже мы даем современную обработку данного произведения сохранив в нем абсолютно все, только перерифмовав.

* * *

Знаменитые славяне

Жрец греков Клио, скифам изумлялся,

Обычай варварский его уму не поддавался,
Потомки варваров отцов и матерей так свято чтут!

Что, даже видя выгоду свою, убить их просто не дерзнут!

Да отчего же скифы так глупы,

Что смертью только за предательство карают?

А если есть средь них воры, иль хуж того ростовщики,

То руки им мгновенно отрубают?
Мы реку нашу Непрой (Днепр) нарекли,

Чтобы врагам её пороги Не Пройти,
Погибелью не осквернится та вода,

Что нивам хлебным и славянам жизнь дала.
Но Непру грек по-своему назвал, и имя Борисфена он ей дал

Чтоб та река борьбою наполнялась,
Чтоб Непра кровью наливалась

И сполохом огня пылали нивы наши

Да пусто было б в братской чаше.

Ведь греки душу скифов ни когда не понимали

И наше «Честь тебе», пустыми звуками считали.
Им не понятен смысл славянского привета,

На слово «честь» у них в душе не найдено ответа.
Вернее же всего, в чём нет сомненья, здесь
Суть грека в злобных грабежах, и тут он весь.
Не может поделиться честью тот,

Кто гонит это чувство от ворот.

И в толк ему не взять ни как,

Что щедрым можно быть и просто так.
А славянин, не зарясь, скажет «Честь тебе»

И платы он от путников не требует себе,

Хоть сам с оружьем на коне… он не старается напасть.
И это Греку дивно, его иная гложет страсть.

Природою своей он плут, а также жаден,

А в битвах лют и кровожаден.
И только если друг хороший ты ему

Разделит пополам с тобой еду.
Однако пифий, имена славянские он никогда не изречет

И первенство славян не признает,

Грек лучше смерть свою примет.

И взгляд потупив вниз он так произнесет:

«Пророча в Дельфах, то не дочери Руси стихом играют,
Олимпа жрицы то Оракула сужденья возвещают».
Загадка та сложнее мирозданья, и скрытных греков не понять,

То скифы варвары у них опять, но как доходит до гаданья,

Где чёт, а где нечет им дева скифская речет,

К своим стопам, Элладу повергая,
И постиженье таинств грекам прорицая.

А там эллину мнится бездна роковая -
В бездонье том ужасна темень гробовая.

Не ведающий страха перед сечей злой,

От тайны рока он теряет разум свой.

А скиф судьбы таинства не боится
И волхв с Непры эллинами под грека уж рядится.

Всеслава вещего Анахарсисом прозвали,

А Любомудру из Голуни, когда его призвали, то имя Гераклита дали.
Славянская порода плодовита, и нашими богами, в уменьях не забыта.

Те Любомудры, Светозары да Всеславы, пока у нас все возрастали.
И матери волхвов должны рожать, чтоб нашей Родине и дальше процветать

Соседям в этом тоже утешенье, великого жреца рожденье.
Но вот зачем Сократа, своего предали

природного эллина, цикуту выпить заставляли?
он в Слове семь начал познал,

и мудрость древнюю к себе призвал.
Ему ж за то цикуту ту подали, - и хоть и был он свой, его предали.

Сравнить с зверями греков в сём нельзя,

От нелюдей пришла буза их вся…
Так лик эллинов многочуден, как басен Геродотовых язык о скифах труден...

 

* * *

...Лишь убоявшись мести Духа, пророчицы с Днепра,

Эллины её сына третировать не стали

И славным именем Пифа-гора, с тех пор его все звали,
Признав, что да, действительно он в Дельфах пифией рожден,

Славянкой той, что свой обет весталки не сдержала.
Когда затворенная в храме, пророчества оракула вещала,

она как просто смертная, мужчиной соблазнилась

и с вопрошателем пророчеств в соитии соединилась…
И по законам греков, что очень вероятно, казненною была, когда сокрыть уж тайны не смогла, —
Но сын её, малец проворный, с власами русыми, от матери сбежав,
В притворе храма древнего, дарами драгоценными играл.

А повзрослев он мудростью своей не Русь, а Грецколань уж прославлял.
И так же точно прочих же славян, науками прославивших Элладу, -

В эллинов богоравных возвели и в изваяньях каменных их лики воссоздали.
Но вот значенья почему то не придали, что богоравные, славянской внешностью блистали.

Род Любомудра из Голуни они от Зевса возвели,

Признали правнуком Геракла и Гераклитом нарекли.
А Здравомысл из Бусовграда, который на Руси родился, -

На Крите греческом пожив, он в Демокрита превратился
Средь россичей известный нам Всеслав, у греков Анахарсисом вдруг стал,

Отец хартий, учение которого воспринял Клио Геродот.
наш бусовградец Яронит, у греков тоже стал уже не тот

сначала он правителя Афин -- Перикла друг,
А после приговоренный к смерти как безбожник —

Он вновь обожествлен, и в камне он теперь - божественный Анаксагор.

Велик тот перечень имен эллинских, славян скрывающий лицо,

В нем между прочими и проживавший на Самосе Аристар

и сиракузец Архимед, Сварожии читавшие скрижали

которые законы мира Яви провещали.

А в ремеслах искусные этруски, ведь тоже от брегов Днепра пришли

и град у моря прозванный Соленцы на славу Русским возвели

* * *

Обращение Светослава к Княгине Ольге

- Ты, братьев во Христе себе нашла, но совесть за сребро ты продала,

наверно мать ты позабыла, что Вера Праотцов для нас, всегда священной была?

-- Но изменить Отечеству тебя я не зову, и оскверненью пепла дедов не учу,

опомнись сын, не клевещи, и веру новую прими!

--Меня ты, Ольга мудрая, сим с греками сравняла. Народ наш тоже видел их немало,

его десница грека в битвах хорошо познала.

Не потому ль они, на русский меч молясь, и рукоять его на златоверхий храм подняли?
Но римляне, суть этого креста славян, постигнув глубже, себя на перекрестье уж давно распяли.
Не клеветать, о Ольга Мудрая! Опомниться меня ты призываешь!
Иль я хмельной теперь, иль честью пренебрег, что ты ко мне взываешь!
Ведь это ты тем грекам отдалась, их песней хитроумной восхитясь!

Песнь знатная, в ней хитрость лиса, корысть волка, от этой песни мало толка

Так Трою греки захватили, и кровью руссов реки напоили.
Но  греков  то же покрестили и спесь  свою  они уже давно забыли

а я, Великий Русов Князь, хочу отбросить эту грязь!

Зачем же ты мне  библию дала?
Наверное, чтобы я изведал много зла,

Или чтоб я, добро своё оставил, и зло, мне чуждое, принял,

И навсегда рабом их бога стал?
Как римляне безумные, погибели империи своей искавшие,

Да легковерные хазары, в пучине той во мгле стонавшие?

Или в Царьграде ты народ наш и меня, рабами черноризцам продала?
Скажи, открой мне правду не тая, ведь на реке ты перевозчицей была,

И трепет неуместен твой, тебя я не казню, на мать руки не наложу

Отцу и матери своей, ты знаешь Русич - не судья

И эту заповедь Богов, с пеленок помню я.
Поэтому и в своей жизни и ее кончине, ты полностью вольна,

Но говорю тебе еще раз я, не смейте делать из меня - христианского раба!
 

* * *

- Помазанником божьим, Христа по-гречески зовут

и мессией провозглашают, а попросту вам нагло лгут,

Не мог, то ведомо тебе, воскреснуть он распятым на кресте.

Душа его слететь во мрак глубин была обречена.

Ни князю, ни царю, ни богу тьмы, не алтарю,

Изринуть тело тленное, такая сила не дана.

Как мне гор Русских не свернуть - камней с пещерами громада велика, —

И (Д)Непру вспять не повернуть - ведь морю Русскому она верна!

В твоих сединах заблужденье, твой фанатизм мне в огорченье.

Мне жаль тебя! Плоть смертна вся, и даже плоть распятого Христа.

Лишь мысль бессмертна, и душа, что разумом и духом, тем высям звездным отдана.

В них ярость, Солнца восьмигранный луч и все цвета, что радугой цветут,

Когда дождем умоется гроза и ветер бурею насытится когда,

Не верь, что мысль, как тело наше, бренна.

В Сварожьих небесах она не тленна,

Там письмена незримые, живой энергией возлучены,

Волхвы премудрые их постигать должны.

Прости, но повторю свое я мненье: «Пагубой да воздастся в поколеньях

тому, кто Веру пращуров предаст, и имя отчее забудет, и землю матушку продаст.

и братьям ложным со злобой в очах, детей родных что собачат

он в рабство христианское отдаст».

Душой своей распорядись, как хочешь! Твоё - тебе и право выбирать!

Но за народ наш я в ответе, и пред потомками мне стыдно лгать.

Жрецы твои как слуги тьмы, все в ризах черных и златых крестах!

Предвижу! Русь тебе на утешенье сожгут они на огненных кострах.

Ты слышишь, Ольга мудрая? Великий Князь Руси тебе вещает!

Лишь только я умру, вы в рабство грезное народ мой окунете

И книги русские в обмен на библию сожжете.

.. .Признаюсь, мать, душа моя от тяжести такой скорбит.

Но долг служения народу, сдаваться князю не велит

с прискорбием считаю дни, и чувствую…погибнут замыслы мои

трудами ратными зачатые, Богами нашими для созиданья датые.

Предательство лукавых, уже подле меня, но ближних не вини за зря.

Чужим же честь славянина чужда, им только плата золотом нужна.

В друзья один из них набился, другой же будто родичем моим родился.

Но пред мечом присягу я даю: не чует душенька кровинушку свою.

Вересница с гарунами1 мой разум помутила, и сына Малка ведь не мне родила

душа его как студенец тот холодна, и нравом как у Парса2 ведь злобна.

В ночи я вижу полымя, пожаром Русь моя обагрена...

* * *

-Ведь Рим не перед воинскою силой пал, как финикийцев Карфаген бывало,

а братством во Христе, римлянам яд ведь дан, и искусив его мощи у них не стало,
И гордый римлянин не телеса, а душу вольную свою, повесил он на том кресту,
И пыл неукротимый духа усмиря, он кротко на колени пал, чтоб видно было за версту

И то распятие души сознанье вовсе помрачило, отринут пращуров завет, что силу римлян подточило.

И римлянин уже в земле своей лишь гость, бесправный гражданин, в которого бросают кость,
Так запустив в свой дом заразу, в раба он превратился сразу.

Я старых римлян чту, они через этрусков нам почти родня. Энея помнят, как и ты и я,
Нелепый вымысел о нём Вергилий отвергал, он в мифе том подлог эллинов распознал.
Троянцы Сварога гармонию познали, но перед хитростью эллин они не устояли.

(И Бог Перун, так в Ведах Мудрых просвещал, что род рассенов имунитетом против лжи не обладал)

Из пепла Трои гордый Рим они возградили, и жизнь счастливую по новому наладили.
И землю у племен латинов не отняли, а как братьев по крови к себе в союз приняли
Упрек троянцам в страте мужества пустая болтовня, в военной доблести им греки не ровня,

Ведь боевая ярость славянина, как молния Перуна, она не победима!

Эллады полисы, троянцы также разрушали, но греки снова их воссоздавали,
И им порукой было то, что на руинах они ведь не рыдали, на пепелищах тех под лиру танцевали,

и дым костров курился на пирах, и так эллины побеждали страх.

Распорядилась так для них судьба, и для возрожденья дух их призвала.
И в помощь для себя они рабов призвали труд, и полисы опять как те грибы растут.

Чтоб как пиявки к Руссам присосаться, и праздничным бездельем наслаждаться

Но все же у бездельников погибельно начало, оно умы их постепенно разрушало

В сверкании снегов Олимпа, себе подобных бражников они вообразили,
Назвали их богами и жертву сотворя за их здоровье пили,

и призракам хвалу и гимны возносили

Их разум помутнел, они совсем забыли, что Боги нашими отцами были,

от них мы все рода свои ведем и славу им безмерную поём.

Погибель в том и римлянам незримо зарождалась...
Ведь после разоренье Карфагена, им и Эллада покорялась.
Где совестью пренебрегая, обманом на торжищах эллины процветали

И корысти заразу как просо засевали и семена её проказой лютой в людях прорастали.
Эллада пуще прежнего взгордясь, в безумье праздном проживала

А созидать прекрасные труды рабам презренным отдавала.
И Рим, в отмщенье Трои повергнувший Элладу,

Безделием прельстился тем, найдя в нем для себя усладу.
Не ведал ослепленный наготою статуй Рим, что от богов Эллады в разум влился пьяный дым

И что уже близка дорога та, что душу приведет к распятию креста,

И чаша яда сладкого отравы, уж скована жрецами во Христе… для рабской славы…

Вересница с гарунами1 – приворотный хмельной напиток, заговоренный на углях-гарунах из печи;

Парс2 —гепард;

 

 

Геродот, прозванный «отцом истории», в 46 главе 4 книги своей "Истории" свидетельствует, что самые умнейшие люди, которых он знал, были скифами. По сказаниям многих писателей, в 670 году до Р.Х. некто скиф или гиперборей Аварис творил чудеса в Греции, а скиф Анахарсис /Анахар/, как утверждает Эфор /405-330 до н.э./, был причислен к числу семи мудрецов.

Пифия /греч./ - жрица в Дельфийском храме, построенном в середине IX в. до н.э. по желанию Апполона. Считалось, что этот храм помогали строить скифы-гипербореи, и что пифиями были только славянки.

Источник ➝

День Бога Велеса

(Приглашаю на сайт без рекламы, но с такой же тематикой:  "Велемудр" по адресу: http://welemudr.ru)

24 февраля по народному календарю празднуется день Власия, но традиция данного дня имеет ведические корни. Когда-то он назывался день Бога Велеса. (Волос, Вели (гер), Velnias/Vielona (лит.), Velns/Vels (латыш.), Veles (чеш.), Вала (инд.), Беленус или Бели(кельт.), Бербаш (дословно”медвежья голова” –скифск. ) Ас-ирис(егип., то есть бог Ас Ирийский, ирий по древне руски рай)). Его священное дерево тополь.

Образное значение имени бога: "Веле" — Вельми (Великое), "С" — Слово (Мудрость, воплощённая в вибрациях звука). Единый образ: «Великое Слово (Мудрость, воплощённая в вибрациях звука)». Образы буквиц: В — Веды (Ведание), Е — Есмь (Осознание Божественного Присутствия), Л — Люди, С - Слово (Мудрость, воплощённая в вибрациях звука). Объединённый образ: «Ведающее Слово, ниспосланное Свыше людям о важности осознания Божественного Присутствия Всевышнего Прародителя везде, всегда и во всём».

Велес бог покровитель пастушества, богатства, облаков, мудрости, книжности, оберегания, жита, воли, торговли, колдовства, гаданий, целительства, вестник богов, проводник умерших душ (встречает и сопровождает души умерших и нарождаемых людей). Он главный судья человеческих душ на посмертном Суде(в Бояновом гимне есть такая строка „Велеса нам не избежать”).

Бог Велес олицетворяет так же единое информационное поле из которого каждый Человек может постараться взять то, что пожелает. Однако, следует помнить, что человек получает всегда ровно столько, сколько заслуживает, насколько он развил свои способности. Именно поэтому Бога Велеса и ассоциируют с богатством, так как он океан потенциала и каждый подобравший ключ  может взять для себя всё, что заслуживает.

В Ведические времена основным богатством считалось зерно и крупный рогатый скот, по поголовью которого судили о зажиточности хозяина. Вероятно, по этой причине символизм Бога Велеса и связан с Быком. Его ещё называют «скотий Бог», покровитель крупного рогатого скота, приносящий богатство и достаток в дома наши. А так как информационное поле  - это кладезь опыта многих поколений Предков, то ещё Бога Велеса называют хранителем и вместилищем Мудрости.

По одним источникам он муж богини Макоши, по скандинавской версии муж Даны, а по персидской версии муж Сиды –Изиды (но скорее всего это просто разные имена одной и той же богини у разных народов).

День Бога Велеса

Все традиции празднования этого дня сохранились в народном (и частично в христианском) календаре, даже название дня осталось созвучным. Власий как и Велес почитался покровителем домашних животных: «Власьев день — коровий праздник». Не отмечая этой даты, хозяин имел неосторожность навлечь на своих животных различные беды. Давали домашним животным в этот день лучшие корма, ухаживали за ними. Начинались скотские базары — торги. Наступали Власьевские морозы, и поскольку их считали последними из сильных, то говорили: «Власий, сшиби рог с зимы». В течение 3 дней выставляли на утренний мороз зерно, предназначенное для посева, говоря, что тронутые морозом семена дают лучший урожай. Выносили на мороз также лен и пряжу, чтобы иметь чистые, ровные и белые нитки и мотки. На Украине давно приметили: зима должна закончиться сильной ночной метелицей, чтобы снег позабивался в каждую щелку. Про такую метель говорят: «Зима дитя ищет».

"Власьевские утренники подошли, держи ухо востро", "Семь крутых утренников: три до Власия да три после Власия, а седьмой на день Власия", "Прольет Власий маслица на дороги — зиме пора убирать ноги".

Картинка 10 из 3225
Так откуда же пошла традиция празднования этого дня? Наши предки считали что в былые времена боги жили на нашей земле и учили людей разным наукам и ремеслам. "Дочь Дыеву (Диву), которая от дочери Наховы (Луны), царя Пресеченьска, сватали за Посейдона (Бога Дона) и Ангенора и Велосу, также приятна (она). Велос же поял женою Сиду („Изида – Дана-Макошь- Яга”; поял- был женат на ней). Ангенор же ушел в Вивинию (Венедию-Европа) и поял жену именем Тоур (Тару?) и сотворил град и нарек Тоур, и родил от Тоур Кадма (Бог любви Кама?)”-- толковая Палея Синод сп.№210 л. 557. Так же согласно словаря "MaterVerborum ", Дива была отдана замуж за Перуна, а Посейдон (Дон) был отвергнут (и женился на Роси).

Велеса славяне соотносят с золотом, а Перуна с оружием. Он Бог-покровитель всех скотоводов и животноводов, а также Родовой Покровитель западных славян - Скоттов (шотландцев это Скифы сколоты потомки боярина Скотеня , см. «Велесову книгу»), поэтому и говорили они всем испокон веков, что : "Велесъ скотiй Богъ" (бог людей, а не домашних животных, которых в древности именовали словом животина). Переселившись на британские острова, древние Роды Славян-Скоттов назвали все обжитые провинции - Землей Скоттов - Scotland (Шотландией), а в честь своего Родового Бога-Покровителя Велеса они назвали земли с лучшими пастбищами его именем - Wales (Уэльс, т.е. Велес). Велес является Богом-Покровителем и Управителем Небесного Чертога Волка во Сварожьем Круге, который расположен рядом с Небесным Рубежом, разделяющим Миры Света и Тьмы, поэтому Вышние Боги доверили Велесу быть верховным Хранителем Небесных Врат Междумирья. Эти Небесные Врата находятся на Золотом Пути Духовного Развития, который ведет в Небесный Асгард, а также в Небесный Вырий и в Светлые Чертоги Волхаллы.

Бог Велес всегда олицетворяет всестороннюю заботливость, кропотливое созидательное трудолюбие, честность и решительность, стойкость, постоянство и хозяйскую мудрость, способность отвечать за все свои деяния, сказанные слова и совершенные поступки. Бог Велес, охраняя Небесные Врата Междумирья, пропускает во Сваргу Пречистую Души только тех усопших, кто не щадил своей жизни во защиту Родов своих, во защиту земель Отцов и Дедов, во защиту древней Веры; которые усердно и созидательно трудились для процветания своих Родов и которые от чистого сердца выполняли два Великих Принципа: Свято чтить Богов и Предков своих и жить по Совести в гармонии с Матерью-Природой.

Боян в «Слове о полку Игореве» назван Велесовым внуком , поэтому Велес является прародителем многих славянских родов. Его имя связано со словами: велеть, воля, владение, власть, великий. Велес есть олицетворение хозяйской мудрости. В древности, Велес считался звериным богом и принимал облик медведя (поэтому скифы и звали его Бербаш- медвежья голова). Он был покровителем охотничьей добычи. Это в его честь волхвы надевали медвежьи маски на головы, а на себя звериные шкуры, чтобы уподобиться принявшему образ медведя Велесу и исполняли ритуальные танцы, служа требы богам. В прежние времена на Святки и на Масленицу отмечали комоедицы - праздник пробуждения медведя, или Велесовы дни славянского ведического календаря. С почитанием Велеса, или Волоса, у славян связано возникновение и самого слова «волхв», однокоренного со словом «волохатый». Обычно оно переводится как волосатый, косматый, кудлатый. А вот в древности «волохатый» означало - почитаемый богом Волосом, не подлежащий убиению. В бронзовом веке, в пору пастушьих переселений, Велес-медведь сделался в народном сознании покровителем домашних животных и богом богатства. В древнем Киеве кумир его стоял на Подоле, в нижней части города, и пользовался величайшим почитанием наших далеких праотцев-славян. А в Москве на склоне Боровицкого холма лежал Камень Велеса, к нему матери больных младенцев приносили «для обретения крепкого здоровья и исцеления от различных недугов» (И.М.Снегирев «Русская старина»). «Приплыл» тот камень в незапамятные времена к холму Боровицкому по Москве реке, после чего и явилось здесь святилище бога Велеса (сей камень убран в 19 веке по приказу императора Николая Павловича).

Чествовали бога в самом начале недели: День Велеса - понедельник. Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского» пишет, что о Волосе упоминается еще в договоре вещего Олега с греками. Именем Волоса, так же как и Перуновым именем, «клялися россияне в верности, имея к нему особое уважение, ибо он считался покровителем скота, главного их богатства». В древности в память о Велесе существовал такой обычай: первую борозду по весне проводил медведь, запряженный вместо лошади в соху: это обеспечивало щедрый урожай. Когда же наступала хлебная жатва, жницы отправлялись в поле с песнями. Одна из них, захватив рукою пучок колосьев, закручивала их на корню, а потом заламывала в сторону: «завивала Волосу бородку». Этот закрут оставался в поле несжатым до следующей пахоты. Кое-где завивают Волосу бородку и по сей день, только иногда называют его Житным дедом. Бога Велеса в древности воображали в виде красивого молодого человека, облаченного в шкуру наружу мехом, перехваченную широким кожаным поясом - «чересом». На поясе висел калита - кожаный кошель. В калите Велес хранил земные блага, а в чересе - духовные.

Спускаясь на землю, Велес бродил от дома к дому, жалуя людей своими дарами, особенно вступаясь за бедных и сирых (не отсюда ли пословица: «За сиротою - бог с калитою» - в том значении, что бедняков бог порою наделяет высокими духовными качествами и талантами). На небесах Велес пас свои неисчислимые стада, варил небесный мед, разводил пчел и занимался разными ремеслами. Если небесным кователем-кузнецом был Перун (или Сварог), давший людям навыки в обращении с огнем, то Велес научил их ремеслам. Был Велес не только звездным пастухом, но также покровителем путешественников, музыкантов и певцов. Велес слыл также великим врачевателем, силе которого подчинялись травы. О том, сколь огромное уважение питали наши предки к Велесу, говорит стародавний обычай цедить рождественское пиво через шерсть, а гадая на суженого, девушки не только лили воск, но и сжигали охапку сена или клок шерсти, по игре теней пророча будущее. К числу древнейших относится и гадание по брошенной в огонь бараньей шкуре - непременно с шерстью на ней. Волхвы бросали в пламень кости, вытаскивали их еще не обгорелыми и толковали огненные пятна на них как волю бога. Все это - следы поклонения Велесу-Волосу.

Считается также, что Велес - прародитель великанов: волотов, велетов, ведь слово «ве-лий» означает большой, великий. Вообще этот бог был особенно благосклонен к богатырям и всем людям, наделенным высоким ростом, большой физической силой. Также он владелец нечитанной книги земли, которая иначе зовется Совесть (СОвместная ВЕСТЬ получаемая от богов и предков) или Чистое Поле, а по современному-- «энергоинформационное поле земли». Имя Велеса-Волоса доныне сохранилось в славянских землях в таких названиях, как Велесова гора, Волосова долина. В средние века, с приходом христианства, Велес соединился в народном сознании со святым Власием - покровителем домашнего скота. Его день отмечался до революции 11 февраля по старому календарю, а после принятия нового календаря стал праздноваться 24-го февраля (из-за сдвига дней в календарях).

Мифы.

Еще в незапамятные времена, до того как посетить нашу землю, бог Велес пастушествовал в небесах. Он гонял по синему своду стада облаков, играл на свирели, которую некогда изладили для него сыновья бога ветра Стрибога, и распевал песни о великих деяниях, кои дано свершить богам и людям. А у громовержца Перуна, небесного владыки, была красавица-жена – богиня Дива. Она оставалась вечно юной красавицей. Ее золотоцветные волосы были убраны жемчугами, одежда изукрашена богатым шитьем и драгоценностями. Велес тоже любил красавицу Диву. Чуть, бывало, повеет теплом, чуть вылетят из райского сада Ирия жаворонки, неся на землю весну, начинает хмель любви бродить в теле небесного бога-пастуха! Не в радость ему мирная жизнь, не в радость небесные красоты. Хочется потешить буйную плоть! Не в силах с собой справиться, Велес улучил миг, когда Перун отвернется, и похитил красавицу Диву. Что тут содеялось в небесах! Черные грозовые тучи - передовое воинство Перуна - стремглав понеслись к жилищу Велеса, чтобы испепелить его молниями, убить громами. Но тот заиграл на чародейной свирели братьев-ветров - и на пути Перуна встала неодолимая стена встречного ветра. Стрибог сурово бранил своих легкомысленных сыновей, давших в руки Велеса такое сильное оружие. А Велес наслаждался своей безнаказанностью и смеялся над обманутым громовником. А между тем Дива, задумала украсть эту свирель. Она подольстилась к Велесу, начала петь для него, танцевать. Ах, каким теплом повеяло в это время на земле и в сердце влюбленного бога! Но когда Велес уснул, разнеженный, Дива схватила волшебную свирель и с такой силой отбросила ее прочь, что свирель улетела на землю и рассыпалась на тысячи обломков. Из них, между прочим, выросли тростник и камыш, из которых люди с тех пор и начали делать свирели да простенькие дудочки. В то же мгновение ветры перестали слушать Велеса и склонились перед молниями Перуна. И Громовержец прорвавшись к похитителю потребовал от Велеса чтобы он удалился в изгнание на землю. Велес и сам понял, что совершил непростительную глупость по отношению к своему брату Перуну, и раскаявшись отправился к людям обучать их землю обрабатывать и скот водить. Увидав, как жестоко наказан Велес, добросердечная Дива горько заплакала, и слезы ее теплым дождем пролились на землю. Растаяли остатки снега, зазеленели травы в полях и лугах, оделись листвою леса, а кое-где расцвели синие, точно небеса, цветочки. Это были слезы Дивы по Велесу, которого она жалела, и ни как не могла забыть. С тех пор цветы эти и называются - незабудки. Пожалел суровый Перун красавицу-жену и дал ей слово простить и Велеса. Но не сразу, а пока пусть поживет на земле. А Велес чтобы не искушать Диву которая все это время смотрела вниз, на землю, и любовалась им, принял образ медведя (В скифском варианте легенды у него была только голова медвежья, а тело человеческое, и скифы его прозывали Бер-баш, медвежья башка. Волхвы, которым покровительствовал Велес, в знак этого надевали на свою голову маску медведя). С тех пор так оно и повелось, лето Велес проводил на земле, в лесу, в образе медведя, украдкой помогая людям пасти их стада и оберегая коровушек от диких зверей: недаром зовется он «скотьим богом», покровителем пастухов. Все это время стада облаков в беспорядке бродят по синим небесным пастбищам - именно поэтому летом куда больше облаков, чем зимой. Осенью, когда птицы улетают в теплый Ирий-сад, они уносят с собою Велеса, вновь принявшего свой обычный облик. В это время подлинные медведи залегают в берлоги на зимнюю спячку….

Существуют и другие мифы объясняющие отправку Велеса на землю. Например древние сибирские предания так гласят об этом: -- Велес, в молодости был очень озорным юношей, любителем всяческих шуток и проделок. Когда его кормилица Матушка Зимун отпускала небесных коров пастись на просторах Сварги Пречистой и возвращалась в свои хоромы, Велес, обернувшись волком, гонялся за ними и загонял их в Тёмную Пустошь. Вечером, когда Зимун выходила встречать небесных коров, то их нигде не было, и тогда все в Небесном Чертоге отправлялись на их поиски. Велес вместе со всеми шел искать небесных коров и первым находил их в Тёмной Пустоши. За что получал похвалу от своей кормилицы Матушки Зимун. Так продолжалось очень долго, пока Перун, летавший орлом по Сварге Пречистой, случайно не увидел Велеса в образе волка загоняющего небесных коров в Тёмную Пустошь. Кормилица Зимун в наказание за озорство, попросила Перуна отправить его младшего брата Велеса на Землю, чтобы тот помогал людям в течении трех лет. И если после этого срока люди будут благодарить и славить Велеса за его благие деяния, то ему будет разрешено вернуться в Сваргу Пречистую. Перун выполнил просьбу Зимун, отправив Велеса на Землю, где он помогал людям и делился с ними Небесной Мудростью. А когда по прошествии трех лет Слава о Велесе достигла Сварги Пречистой, Перун вернул его обратно к Матушке Зимун.
По другой версии, то же из озорства, Велес угонял в Мрачную Пустошь летающие корабли богов (Звездолеты), и Сварог с Ладой матушкой отправили его на землю к людям, чтоб он остепенился.

На 24 февраля по современному календарю (11 по старому, не путать!!!!) ещё во второй половине 19 века в селах у болгар-помаков праздновали Велесов день. Стефан Веркович в своей книге «Веда Словена» (1871 года издания) пишет: «Когда то веровали, что это был Бог покровитель скотоводов, и прославляли его сотворяя Коло (круг). Рано утром в этот Велесов день в каждом селе, староста посылал трех девушек ходить по селу и извещать о празднике сельчан специальной песней. Когда девушки допевали эту горную песню и обходили все село, то старый староста собирал девять молодых пар и этих трех дев и все шли они на то место, где были собраны вместе коровы с этого села. Когда шли, то девы также пели песни. Достигнув того места, где были волы и коровы, староста доставал «Ясную книгу» (Свод древних вед), и начинал читать святые гимны богам, чтобы усмирить коров.

«Ой, Боже ли мой, Велес бог,

Жива Юда (богиня) ведь нас учила,

Да как петь эту ясную книгу говорила,

Да как петь её, да всё потом записать,

Как кошарами нашими заправлять…

Усмирив коров, потом ждали, когда солнце взошедшее на небесах, обогреет всех по воле Велеса бога, и тогда юные девы заклинания закликают и свои ясные главы, (а также и старосту) белыми венками позлаченными увивают. После этогосотворяли коло (круг) и требу в круге воздавали и Велесу Богу гимны пропевали:

«Боже мой все сущий,

Свет во тьму несущий,

Сияньем озаряющий.

Миры нам сотворяющий

Древними звездами ты сияешь,

Кривду к нам не допускаешь…

Боже мой, Велес Бог, просим тебя, Боже,

Ты с небес на эту землю снизойди,

И нас от темных чар освободи

Да будем мы со тобою во едине

и ныне и присно и от круга до круга

тако было, тако еси, тако будет».

К угощенью тебя приглашаем,

гимнами славы к себе призываем:

«К нам на трапезу Боже приди.

И венки чудесные ты принеси,

И кто свидится с тобою до зари

Тому ты белый венок и подари,

Да чтоб нарядил он им свою кошару,

Чтобы плодились волы, да коровы на славу,

От одного же тысяча, а от тысячи три тысячи

А кто кошару не украсит свою,

у того приплода не будет в этом году!»

Когда все угощались, к трапезе присаживался и староста украшенный венками, а после еды, кто-нибудь один снимал все венки говоря при этом следующий гимн:

«Ой, Боже мой, Велес Бог, хвала тебе!!

Да будь ты славен на Мидгард земле,

По весям нашим твой личень-день идет,

Этот Велесов – день нам счастье несет!

Тебя боже угощают, и почитают,

Златую трапезу тебе накрывают.

Давай, же Боже нам белые венки,

чтоб дома и кошары украсили мы.

И богатство и счастье к нам всем придет

Приплод от одного да тысячу нам принесет,

Да чтобы нам в полях было что собирать,

А в садах плоды чтоб могли мы сорвать.

И пресное молоко коровье доить,

и тебя при этом Боже хвалить»

Каждый из присутствующих брал по венку, и потом шли туда, где находился скот, и украшали коров и пели следующий гимн:

«Боже ты наш, живой и сущий

Свет и счастье в дома нам несущий

твой личень- день, в нашем селе.

Мольбою молимся мы тебе,

Чтоб десную (правую) руку ты на коров поднял,

И благословление плодится им на три года дал,

И да будет у них от ста да тысяча телят,

А от тысячи да три тысячи пусть они наплодят.

Ой, ты Боже наш, да ты живой и сущий,

Услышь нашу мольбу, ведь ты всемогущий!

Пусть будет тебе личень день да весь год,

А нам во всех наших делах будет приплод

И тебе жертву мы в коле воздаем,

требные дары через огонь подаем.

Гой, гой о Боже наш всесущный,

Живой, великий и всемогущий!

Наряженный староста оставался на месте проведения ритуала, а юноши и девушки отгоняли коров в село и праздник продолжался уже там. В этот день обязательно украшали венками так же и свои жилища, пекли печенье, пироги и пышки в виде фигурок животных и жертвовали их Богу Велесу, часть пышек ели сами и кормили своих детей, а другую часть раздавали нищим. Одну пресную пышку сушили и оставляли на целый год и если какая животина заболевала, то ей в еду добавляли крошки от этой Велесовой пышки в качестве лекарства.

Поздравляем всех с Праздником! Ведь как говорили наши предки если "Велеса нам не избежать", так давайте его прославлять!

Популярное в

))}
Loading...
наверх